Джастин Фашану: жизнь и трагическая смерть первого футболиста, совершившего каминг-аут

Он стал первым темнокожим игроком в истории Англии, за которого заплатили миллион фунтов, сыграл одиннадцать матчей за молодежную сборную страны и считался одним из лучших молодых футболистов страны в начале 80-х, но через полтора десятка лет повесился после обвинений в изнасиловании несовершеннолетнего.

21 год назад Джастин Фашану вышел из сауны в Шоредит, что в западном Лондоне, прошел через пару кварталов к ветхому гаражу, который хозяева пытались превратить в парковку, взломал дверь и повесился.

Ему было 37 лет.

К тому времени в его беспорядочной, полной скандалов и неурядиц жизни произошло слишком многое. Он был в “ауте” уже восемь лет, став первым профессиональным футболистом, который заявил о своей гомосексуальности. Но к тому времени игра перестала быть главным, что занимало Фашану, который привык быть в центре внимания и обожал громкие заголовки со своим именем. К 1990 году футбол уже не был их источником, а игрок превратился из спортсмена в персонаж для развлечения публики, над которым втихомолку (или открыто) потешались его коллеги и спортивные журналисты. Но это не смущало Фашану, и он всегда готов был подыграть падкой на сенсации прессе. Из всех наркотиков, что употреблял нападающий, он предпочитал славу.

Когда Джастин подписал контракт с “Торки Юнайтед”, он продал газетам историю о своих отношениях с Джули Гудиер, актрисой британского сериала “Улица Коронации”, не сходящего с экранов с 1960-го. Газеты писали о бисексуальности футболиста, и его имя с удовольствием полоскалось в СМИ в течение месяца, пока не выяснилось, что вся эта история была ложью. Затем Фашану попытался заработать 300.000 фунтов за эксклюзив для “The Sunday People”, рассказав о сексуальных отношениях с двумя министрами правительства Джона Мейджора. Но полиция, приняв эту информацию за чистую монету, связалась с Джастином, чтобы тот помог в расследовании подозрительной смерти члена парламента Стивена Миллигана. Футболист, напуганный обращением к нему представителей власти, был вынужден признаться, что выдумал эту историю, чтобы заработать денег. После скандала, разразившегося из-за этого признания, Джастина выгнали из шотландской команды “Хартс”, где он тогда играл, после чего нападающий покинул Соединенное Королевство, перебравшись в США.

Незадолго до сообщения о смерти Фашану, шутки и насмешки закончились. Был выдан ордер на его арест в Соединенных Штатах, полиция обвиняла футболиста в сексуальном насилии над 17-летним мальчиком по трем пунктам. Инцидент произошел, когда Джастин был в Мэриленде, прибыв туда несколькими месяцами ранее, чтобы тренировать новую профессиональную команду города. После допроса Фашану бежал из страны.

В предсмертной записке футболист настаивал на своей невиновности.

“Быть геем и сильной личностью очень сложно, но это сложно для любого, поэтому я не могу жаловаться на это. Я заявляю, что не насиловал мальчика. Он согласился на секс со мной, а на следующее утро попросил денег. Когда я отказал, он сказал “подожди, увидишь, что я сделаю”. Если это так, скажете вы, почему ты сбежал? Что ж, правосудие не всегда справедливо. Я чувствовал, что не добьюсь честного суда из-за своей гомосексуальности”.

Во время расследования обстоятельств смерти Фашану коронер Стивен Мин Чан обобщил свои впечатления, сказав, что “это был очень трагический конец для человека, который мог добиться невероятного успеха”.

***

Джастин Фашану был сложным человеком со сложной судьбой, футболистом, который мотался от клуба к клубу, от страны к стране на протяжении двух десятилетий. Несмотря на свой каминг-аут, он так и не смог избавиться от душевных травм, которые нанесли ему тяжелое детство с разводом родителей, приютом и, ранняя слава и последовавшая за ней травма, лишившая его, по сути, прекрасного будущего в качестве великолепного футболиста. Последним местом, где Джастин чувствовал себя спокойно и уверенно, играя и забивая много голов, была Канада.

В 1988-м, через семь лет после того, как потрясающая игра Фашану за “Норвич” заставили тренера “Ноттингем Форест” Брайана Клафа купить нападающего за миллион фунтов, он подписал контракт с канадским клубом “Эдмонтон Брикмен”, который стал восьмой из более чем двадцати команд в карьере игрока. Незавидный пост тренера группы малоподготовленных молодых людей, которые пытались играть в футбол в нефутбольной Канаде достался Леонарду Викери.

“Передо мной стояла непростая задача: попытаться сделать из двух десятков юношей команду, которая будет играть и выигрывать. Несмотря на отсутствие опыта, они были талантливы и конкурентноспособны, но настоящий прорыв произошел, когда Мел Ковальчук, тренер бейсбольной команды “Эдмонтон Трэпперс”, поговорил с людьми из мира футбола в Лос-Анджелесе. Те сказали ему, что там играет бывший игрок из английского первого дивизиона Джастин Фашану – и Мел привез его к нам. Это был взлет в судьбе нашего клуба”.

В “Ноттингем Форест”, недавнем завоевателе двух Кубков европейских чемпионов, Фашану пережил настоящий кошмар. Клафа возмущали бесконечные истории о посещении Джастином гей-баров, но еще больше раздражали главного тренера “лесников” самоуверенность и откровенность нападающего, который не соглашался мириться с тоталитарным стилем управления Брайана. Этот конфликт мог разрешиться только одним путем, и после кратковременной аренды в “Саутгемптон” Фашану отправился в “Ноттс Каунти”, где регулярно выходил на поле и добился успеха, прежде, чем перешел в “Брайтон”, где и получил настолько серьезную травму колена, что врачи советовали ему завязать с футболом. Вместо этого Джастин отправился в США, где играл в скромном клубе из Лос-Анджелеса, восстанавливая физическую форму. Тогда он и получил звонок от “Эдмонтона”.

Викери знал, что прибытие футболиста такого уровня повлияет на канадскую лигу, что означало внимание СМИ, заголовки в спортивной прессе, интервью на телевидении – в общем, все то, что так любил Фашану. Нападающий все еще страдал от травмы колена, которое периодически воспалялось и сильно беспокоило футболиста. Ему требовалась еще одна операция, но инфекция, подхваченная Джастином, отложила хирургическое вмешательство. Несмотря на это, в 1989-м нападающий забил 17 голов и был признан самым ценным игроком лиги. Это была вторая его индивидуальная награда, после “Гол года” по версии ВВС, которую Джастин получил в 1980-м за мяч, забитый в ворота “Ливерпуля”. В Канаде Фашану выступал, фактически, в качестве играющего ассистента тренера, оказав неоценимую помощь Леонардо Викери и повлияв на канадский футбол в целом.

“Я думаю, он воспользовался возможностью сделать нечто большее, чем просто сыграть за свою команду. Он стимулировал всех молодых футболистов в Эдмонтоне и объединил канадцев в любви к футболу, который они раньше просто не понимали. Я помню, как он пригласил на встречу в гостиницу президентов и глав всех местных ассоциаций, и завоевал всеобщую любовь. Когда Джастин хотел понравиться, он был потрясающим собеседником: полный энтузиазма, харизматичный, умеющий расположить к себе – он просто покорил их всех и объединил футбольное сообщество округа. Таким образом, он не только обучал молодых игроков на поле, он делал множество важных вещей и вне его”.

Колено продолжало беспокоить футболиста и Фашану пришлось смириться с этим, хотя довольно сложно понять, принимал ли он что-либо в своей жизни. Скорее всего, боли были добавлены к списку тревожащих игрока вещей, на которые он старался не обращать внимания или притворялся, что их не существует.

В конце 1989-го Джастин вернулся в Англию и дважды сыграл за “Манчестер Сити” и провел несколько игр за”Вест Хэм”, пытаясь  вернуться в большой футбол, но из-за недолеченной травмы никто не хотел связываться с игроком, и уж тем более предлагать ему долгосрочный контракт. Фашану снова начал странствовать по различным клубам, нигде не задерживаясь надолго: Канада, Швеция, Шотландия, Новая Зеландия, США… Футбол перестал быть делом всей его жизни и стал лишь ее необходимым сопровождением. Джастин окунулся в жизнь медиа-звезды и  с упоением делал шоу имени самого себя – даже когда сценарий переходил все границы дозволенного по общечеловеческим понятиям о порядочности. Поэтому он остался в памяти большинства лишь скандальным провокатором и лжецом, готовым на все ради дешевой популярности, но были и другие стороны характера этой противоречивой, запутавшейся в собственной жизни личности.

Мел Ковальчук, отыскавший Фашану в Лос-Анжелесе и пригласивший в Канаду, говорил:

“Он очень хорошо ладил со всеми нами. В Эдмонтоне не осталось ничего, кроме самых теплых воспоминаний о Джастине и сожаления о том трагическом конце, к которому он пришел. Мы видели его лучшие стороны, и у него их было много, поверьте. Его следует помнить именно за них, а не за скандалы или трагическую смерть, к которой они привели”.

Ему вторит Леонардо Викери, который призывает рассматривать историю Фашану целиком, от развода родителей и последовавшей вслед за этим смерти отца, приюта и приемной семьи, до первого в истории чернокожего игрока стоимостью в миллион фунтов.

“Представьте себе: молодой и безумно талантливый игрок, ставший одной из главных надежд страны в свои двадцать лет, на которого обрушиваются вся эта слава, деньги и связанные с ними зависть и конфликты. А потом подумайте: темнокожий футболист, да еще и гей, в Англии в начале восьмидесятых – как это враждебное окружение должно было действовать на его психику? А потом травма, сломавшая Джастину карьеру? Он стал тем, кем он стал, не по своей воле”.

***

В марте 1998-го семнадцатилетний подросток обратился в полицию, утверждая, что был изнасилован 37-летним Джастином Фашану, тренером команды “Мэриленд Мания”, после ночи с выпивкой и марихуаной. В то время гомосексуальные контакты были законодательно запрещены в Мэриленде, а подросток свидетельствовал, что секс произошел без его согласия. Фашану допросили третьего апреля, но не задержали. Пару дней спустя полиция вломилась в квартиру Джастина с целью арестовать его за изнасилование, но тот уже улетел в Англию. Утром 3 мая тело футболиста было найдено в гараже в Шоредит, Лондон. Его предсмертная записка заканчивалась словами:

“Я понял, что я уже признан виновным. Я не хочу больше позорить своих друзей и семью”.

***

В 2012-м брат Джастина Фашану, Джон, заявил в интервью “Talksport”, что его брат не был геем, а был подвержен психическому заболеванию, заставлявшему его постоянно искать внимание общественности и выдумывать о себе небылицы. Через шесть лет Джон публично попросил прощения у старшего брата, заявив, что вел себя по отношению к нему, как монстр, и в 1989-м предложил ему 75 тысяч фунтов, чтобы тот не сообщал прессе о своей ориентации.

Истина, как обычно, где-то рядом.