Трагедия на стадионе «Айброкс»: в давке на лестнице №13 погибли 66 человек. Раньше на этом месте уже умирали люди

Прямая речь выживших.

“Я уходил со стадиона вместе с другом за две минуты до окончания матча. Мы, как обычно, шли по лестнице номер 13, когда услышали рев и свист: кто-то забил. Мой друг побежал назад, я решил уйти. Было холодно, “Айброкс” стоял в тумане. Едва я отошел от стадиона, как увидел скорую, несущуюся на бешеной скорости к арене, а через несколько секунд из-за угла на полной скорости вылетела полицейская машина. По дороге домой я встретил еще несколько скорых и машин полиции, с мигалками и сиренами.

Я понятия не имел, что происходит, и шел пешком довольно долго, пока не оказался дома, где меня встретили плачущие родители. Мой отец поседел в тот вечер. Моего друга звали Роберт Маллхоланд и ему, как и мне, было 16. Путь он и остальные 65 жертв покоятся с миром”. Дж. Янг.

***

Первая катастрофа на стадионе “Айброкс Парк”, домашнем поле “Глазго Рейнджерс”, произошла в 1902-м, через три года после его открытия. Во время матча между сборными Шотландии и Англии, где собрались почти 70 тысяч зрителей, не выдержала деревянная трибуна. Перекрытия надломились и 125 человек упали прямо на поле с высоты в 15 метров. Выжили почти все, но из-за поднявшейся паники и начавшейся давки 517 человек были ранены, 25 погибли.

Руководство “Рейнджерс” снесло деревянные трибуны, уменьшив вместительность стадиона в три раза, а через восемь лет представило обновленный стадион, чашу которого укрепили земляными насыпями. Архитектором нового “Айброкс” стал Арчибальд Литч, спроектировавший в первой половине ХХ века почти все главные арены Британии, от “Олд Траффорд” до “Уайт Харт Лейн”. Стоит отметить, что именно Литч был автором проекта деревянных трибун, сложившихся в 1902-м.

Правда, его репутация пострадала не слишком сильно: расследование установило, что для строительства опор использовалась некачественная сосновая древесина, поставщик которой даже пытался покончить жизнь самоубийством, однако его спасли.

***

“Я помню тот день слишком хорошо. Мне было 11 лет, я болел за “Селтик” и жил в нескольких километрах от “Айброкс”. Как это обычно бывало по вечерам, я ждал вечерней газеты у двери новостного агентства – я обожал эти минуты, когда ждешь еще теплый, пахнущий краской лист, с крупным заголовком, где пропечатан счет матча. Но в тот вечер в заголовках не говорилось о счете.

Я еще стоял на улице, когда мимо прошла небольшая группа людей с пустыми глазами и в мятой, грязной одежде. Они шли в полной тишине, и, казалось, сами не понимали, куда идут. Я никогда не видел ничего страшнее”. Стивен Маккенна.

***

Стадион “Айброкс Парк” располагается в западной части Глазго, в километре от левого берега реки Клайд. Почти на одинаковом расстоянии от арены, в восьми-десяти минутах езды, находятся три больницы, Университетская, Королевы Виктории и Королевы Елизаветы. Почти все главные достопримечательности Глазго расположены за рекой, жилых кварталов в районе стадиона почти нет, поэтому ближайшая к арене станция метро “Айброкс” (до 1977 года “Коуплэнд”) на углу улиц Вудвилль и Коуплэнд, не может похвастаться большим потоком пассажиров. Исключение составляют только дни матчей на “Айброкс”: большинство болельщиков предпочитают добираться до стадиона и уезжать с него как раз на метро. Ближайший к станции выход со стадиона известен как “лестница номер 13”. Именно здесь после окончания игр скапливалось наибольшее количество людей, торопившихся успеть занять места в вагонах подземки.

И именно здесь в сентябре 1961-го в образовавшейся давке погибли два человека. Так лестница номер 13 впервые попала в газеты. В ходе многочисленных проверок установили, что при большом скоплении людей здесь образуются заторы, в узком проходе не хватает места, и в результате напора толпы возникает давка. В течение нескольких лет после инцидента руководство “Рейнджерс” потратило около 150 тысяч фунтов (2.5 миллиона долларов в наше время) на реконструкцию выходов и укрепление лестниц на “Айброкс”. Это не помогло.

В 1967-м восемь зрителей получили травмы на выходе со стадиона, а два года спустя в давке на лестнице номер 13 пострадали 26 человек, большую часть из них госпитализировали. На этот раз никаких действий предпринято не было.

***

“Когда я и мой друг Шаг Армстронг услышали финальный свисток, мы поспешили к тринадцатому выходу, где сразу возникла давка. Как только мы начали спускаться по лестнице, стало очевидно, что мы двигаемся медленнее, чем напирают на нас те, кто были сзади. Мы не падали только потому, что впереди нас были люди, на которых мы фактически уже лежали. Попытавшись высвободиться, я перевернулся, мое тело ниже талии было зажато как в тисках, Шаг был передо мной. Я помню стоны и крики, помню, как откуда-то сверху по нам катились люди. Нам было некуда двигаться, и мы просто ждали, экономя кислород при каждом вдохе.

Через целую вечность люди начали расступаться, и я упал на ступеньки, не чувствуя ног. Частичное онемение в ногах не проходило две недели, а Шаг провел в больнице три дня. Когда меня освободили, я поковылял в сторону поля и пошел по трибуне к другому выходу. Люди лежали прямо на поле, как пьяные, но большинство из них были мертвы. Я покинул “Айброкс” и отправился домой, где меня ждала мама, сходившая с ума от беспокойства.

В давке на лестнице номер 13 мой брат потерял лучшего друга Джона Бьюкенена. Я много раз оказывался в больших толпах, во время матчей и во время концертов, и я абсолютно уверен, что все произошло из-за того, что кто-то упал на середине лестницы, покатившись вниз, и эффект домино привел к страшной трагедии”. Уильям Орр.

***

Во второй день 1971 года на стадионе “Айброкс” в Глазго проходил матч между двумя главными клубами Шотландии, “Селтиком” и “Рейнджерс”, известный под названием Old Firm. На трибунах находилось больше 80 тысяч зрителей. Игра была почти равной, ни одной из команд не удавалось забить, пока на 89-й минуте вингер “Селтика” Джимми Джонстон, культовый футболист “кельтов”, не вывел свою команду вперед. Многие болельщики “Рейнджерс” отправились к выходам со стадиона, но на последних секундах матча нападающий Колин Стейн сравнял счет.

После финального свистка тысячи фанатов собрались на лестнице номер 13. Согласно результатам расследования катастрофы, несколько подростков упали, споткнувшись на ступеньках. Видевшие это люди попытались остановиться, чтобы дать парням подняться, но толпа, напиравшая сзади, смела их. Стальные барьеры гнулись и срывались с креплений, люди падали друг на друга, и уже не могли подняться. На лестнице номер 13 людские тела образовывали целые штабеля в два метра высотой. В этой давке погибло несколько школьников, самым младшим из которых был девятилетний мальчик из Ливерпуля.

Среди 66 погибших оказалась одна девушка, 18-летняя Маргарет Фергюсон из Фалькирка. Она приехала в Глазго незадолго до Рождества, чтобы передать маленькой дочери форварда Колина Стейна – того самого, который сравнял счет в матче – куклу, сделанную своими руками.

Пятеро школьных приятелей из маленького городка Маркинч, члены фанатского клуба “Рейнджерс”, приехали вместе на Old Firm. Эта поездка была рождественским подарком от их родителей. Ни один из них не вернулся домой.

Тренер “Селтика” великий Джок Стейн и наставник “Рейнджерс” Вилли Уодделл наравне с полисменами и спасателями помогали уносить тела погибших и раненых.

Футболисты “Рейнджерс” навещали пострадавших в больнице.

После матча газеты писали, что давка произошла из-за того, что многие болельщики хозяев поля уже покидали стадион, но бросились обратно, услышав, что футболист их команды забил, и столкнулись с волной фанатов, спускавшихся вниз. Тщательное расследование опровергло эти предположения: все люди на лестнице номер 13, мертвые и живые, были повернуты лицом к выходу со стадиона.

На трибунах “Айброкс” 2 января 1971 года находился Кенни Далглиш, 19-летний нападающий “Селтика”. 14 лет спустя он будет на поле в составе “Ливерпуля” во время катастрофы на “Эйзеле”. Еще через четыре года – на стадионе “Хиллсборо”, где погибли 96 человек, в качестве тренера мерсисайдцев.

***

“После финального свистка я с пятью друзьями пошел к тринадцатому выходу. Как обычно после больших матчей, там собралась целая толпа. Как только мы начали спускаться, я почувствовал, что меня зажало между людьми так, что я приподнялся на цыпочки. Да, это было довольно обычным для выхода со стадиона после Old Firm, но через несколько ступеней на меня начали напирать сзади так, что мое тело наклонилось вперед под углом градусов в 30. На полпути идущие впереди остановились, а давление сзади продолжалось. Я был в ловушке, сжат со всех сторон, не касался ступеней, и мое тело находилось почти в горизонтальном положении. Не знаю, как, однако мне удалось освободить немного пространства у груди, чтобы дышать. Я слышал треск костей, слышал плач и стоны вокруг, но они постепенно стихали. Я провел в ловушке 45 минут.

Я очень хотел спать из-за недостатка кислорода, и человек рядом со мной время от времени хлопал меня по щекам. В конце концов, меня вытащила полиция и отнесла прямо на поле, где я какое-то время лежал на одеяле. Было около шести часов вечера, горели прожектора и было очень холодно. Потом меня занесли в подтрибунные помещения и здесь началось худшее.

Я не мог говорить, с трудом дышал и находился в шоке. Меня оставили в раздевалке. Здесь было тихо, кто-то приглушенно стонал, и я увидел тела людей, некоторые из них были накрыты с головой. Это вывело меня из ступора, я начал плакать. Ко мне подошла медсестра, вытерла слезы и вскоре меня и еще одного сильно пострадавшего человека отвезли в больницу Королевы Виктории. Здесь выяснилось, что у меня сломаны ребра и лодыжка.

Я не возвращался на “Айброкс” семнадцать лет, но любовь к футболу победила. Я снова покупаю годовой абонемент и прихожу на стадион болеть за “Рейнджерс”. Мне было 18 в 1971-м, и за все эти годы я иногда встречал тех, кто был на той игре, но не говорил ни с одним из 200 раненых в давке на лестнице номер 13″. Уильям Мейсон.

***

Катастрофа на “Айброкс” стала крупнейшей в британской истории, и оставалась таковой до трагедии на “Хиллсборо” в 1989-м. Делегация от “Глазго Рейнджерс” отправилась в Германию на “Вестфаленштадион” (сейчас “Сигнал Идуна Парк”), принадлежащий дортмундской “Боруссии”, чтобы изучить системы безопасности для зрителей, внедренные немцами. В течение трех лет на “Айброкс” провели реконструкцию, заменив большинство стоячих мест на сидячие.

Объединенная команда “Рейнджерс” и “Селтика” сыграла в благотворительном матче против сборной Шотландии на “Хэмпден Парк” перед 81 тысячей зрителей. Вырученные средства отправили семьям жертв катастрофы.

В 2001 году “Рейнджерс” открыли монумент памяти жертв трех трагедий на “Айброкс” 1902, 1961 и 1971 годов. На мемориале установлены таблички с именами погибших, а венчает его статуя Джона Грейга, легендарного защитника клуба, капитана команды во время матча Old Firm 50-летней давности.

Каждый год перед домашним матчем, близким к годовщине трагедии 1971 года, представители “Рейнджерс” возлагают венок к монументу.

Эйзельская трагедия или заговор молчания

Тема этой статьи была выбрана подписчиками телеграм канала Football Archive. Хотите читать о том, что вам интересно? Присоединяйтесь!