Самая первая Копа Америка: расизм, драки, пожар и бунт против ФИФА

Как начинался старейший международный футбольный турнир.

Футбольные сборные Уругвая, Бразилии и Чили прибыли в Аргентину, чтобы со 2 по 17 июля 1916 года вместе с местной национальной командой сыграть в турнире, посвященном 100-летию со дня независимости страны. Соревнование, которое мы знаем под именем Копа Америка, тогда – и до 1975-го – называлось Campeonato Sudamericano de Selecciones. Это старейший действующий международный турнир на планете.

История южноамериканского первенства могла бы насчитывать на шесть лет больше, ведь попытку создания подобного чемпионата уже предпринимали в 1910 году, когда в той же Аргентине праздновали столетие со дня начала борьбы за независимость от Испании – именно поэтому турнир назвали Copa Centenario Revolución de Mayo. Однако КОНМЕБОЛ (Южноамериканская федерация футбола) не признает то соревнование частью истории Копа Америка, не из-за названия, как можно было бы подумать, а из-за того, что сборная Бразилии отказалась от участия еще до стартового свистка первого матча. Оставшиеся три команды все же разыграли между собой трофей, который достался хозяевам первенства, одержавшим победу над сборной Уругвая со счетом 4:1. Но шесть лет спустя эта первая попытка организовать соревнование между национальными южноамериканскими командами была благополучно забыта.

Кубок Америки придумал журналист, ФИФА была против

Сама идея турнира принадлежала уругвайскому журналисту и политику Эктору Ривадавия Гомесу, который, по его словам, хотел устроить соревнование между четырьмя «братскими странами» континента – Аргентиной, Бразилией, Чили и Уругваем. Но на самом деле амбиции футбольного функционера простирались гораздо шире.

Гомес задумал создать континентальную организацию, которая бы объединила южноамериканские футбольные ассоциации, став мощным управляющим центром. Это была, по сути, попытка бунта против существующего положения дел, поскольку ФИФА, основанная в мае 1904 года в Париже, была категорически против идеи континентальных федераций, опасаясь ослабления своего влияния и выхода неевропейских стран из-под контроля организации. Жюль Риме, впрочем, объяснял подобное сопротивление по-другому: континентальные футбольные ассоциации «противоречили самой идее ФИФА, как одной большой семьи футбола».

Однако если организация и была семьей, то южноамериканские нации в первые 10-15 лет после ее создания были разве что приемными детьми, да и то не слишком любимыми. Континент был изолирован от всемирного футбола из-за своего географического положения, да и класс южноамериканских игроков ставился надменной Европой под сомнение. В книге об истории латиноамериканского футбола Андреас Кампомар резюмирует положение, сложившееся в Южной Америке в начале ХХ века: «В ситуации, когда никто другой не мог бы прийти на помощь, лишь сами южноамериканцы могли позаботиться об интересах местного футбола – да и кто бы смог это сделать лучше?»

Эктор Гомес, который и сам был неплохим политиком, не покупался на подобную сладкую «семейную» чушь.

Это был довольно жесткий волевой человек, который стал одним из лучших журналистов Уругвая. На протяжении долгих лет он возглавлял отдел в одной из старейших газет страны El Día, стал затем редактором El Telégrafo и основал еще две ежедневные уругвайские газеты. С 1908 по 1914 годы он заседал в парламенте в качестве депутата от Партии Колорадо, а затем сосредоточился на деятельности футбольного чиновника. Во многом благодаря Гомесу сборная Уругвая была лидером мирового футбола на протяжении полутора десятилетий, завоевав за это время два олимпийских золота, шесть раз выиграв Копа Америка и став чемпионом в первом розыгрыше Кубка мира. Журналист видел единственное решение для устранения разрыва между мировым и южноамериканским футболом: самим сделать шаг вперед и создать свою футбольную конфедерацию, не обращая внимания на ФИФА и ее «семью».

Таким образом, 9 июля 1916 года, в день независимости Аргентины и в разгар первого Копа Америка, лидеры бразильской, чилийской, уругвайской и аргентинской футбольных ассоциаций подписали соглашение о создании Южноамериканской футбольной конфедерации – КОНМЕБОЛ. Это означало, что четыре нации основали первую в мире организацию, которая объединяла континентальные футбольные ассоциации, во время проведения первого в мире международного континентального турнира – до создания чемпионата Европы оставалось 44 года! Все это должно было укрепить и развить дружеские отношения между четырьмя странами-основателями, но реальность оказалась совсем другой.

За Уругвай играл темнокожий атлет, чилийцы протестовали, называя его «африканским рабом»

Первый матч новообразованного турнира, который игрался по круговой схеме, прошел в Буэнос-Айресе 2 июля и в нем встречались Уругвай и Чили. Фаворитами считались уругвайцы и аргентинцы, поскольку развитие футбола в Чили и Бразилии проходило куда медленнее, и сборные этих стран принимали участие в соревновании больше для количества. Разница в классе стала очевидной, когда «Ла селесте» разгромили «Ла роху» со счетом 4:0, но не только этот результат остался в истории футбола. Дело в том, что в уругвайской сборной на поле вышло сразу двое темнокожих игроков, Хуан Дельгадо и Исабелино Градин.

Градин был уникальным спортсменом, который по праву считается одним из лучших уругвайских футболистов начала двадцатого века. Он стал легендой «Пеньяроля», попав в состав первой команды уже в 18 лет и за семь сезонов забив 101 гол в чемпионате Уругвая. В сборной страны он сыграл в 24 играх, отличившись 10 раз, а на первом Копа Америка стал лучшим бомбардиром турнира с тремя забитыми мячами, два из которых влетели в сетку ворот сборной Чили в дебютном матче уругвайцев на соревновании. Но еще более удивительным выглядят его достижения в другом виде спорта: продолжая заниматься футболом, Градин стал успешным легкоатлетом (а вовсе не наоборот, как мы видели на примере Усэйна Болта). В 1919-м Исабелино выиграл золотые медали чемпионата Южной Америки по легкой атлетике в беге на дистанциях 200 и 400 метров, а в 1920-м повторил этот успех.

В Уругвае спортсмена ласково называли el negro con el alma blanca («черный с белой душой»), но чилийская делегация отозвалась о Дельгадо и Градине с гораздо меньшей любовью.

После разгрома со счетом 0:4 чилийцы подали официальную жалобу на футбольную федерацию Уругвая, в которой утверждали, что их противники получили незаконное преимущество, выставив на игру двух сильных и выносливых «африканских рабов» вместо коренных уругвайцев. Даже если не обращать внимания на отвратительный пример беспрецедентного расизма со стороны официальных футбольных лиц из делегации Чили, у их жалобы не было никаких оснований: Градин родился в столице Уругвая Монтевидео, а Дельгадо в небольшом провинциальном городке Флорида в центре страны. Неудивительно, что обращение чилийцев было проигнорировано, а их турнирная судьба показала справедливость результата первого матча: Аргентина обыграла своих западных соседей со счетом 6:1 и лишь в игре со слабой сборной Бразилии (да, я поставил рядом три этих слова!) чилийцы сумели показать хоть какое-то подобие футбола и свести матч вничью (1:1).

В игре Аргентины с многострадальными чилийцами три игрока «альбиселесте» стали авторами дублей. Самым опытным из них был футболист старейшей аргентинской команды «Кильмес», выходец из шотландской семьи Хуан Доминго Браун, сыгравший 36 матчей за сборную страны. Двое других, тезки Альберто Оако и Альберто Марковеккьо, были легендами «Расинга» из Авельянеды. В составе «ла академии» футболисты провели 12 и 11 сезонов соответственно и стали восьмикратными чемпионами страны. Оако до сих пор остается лучшим бомбардиром команды в чемпионате Аргентины с 244 мячами, Марковеккьо отстал от него всего на 34 гола, отыграв на сезон меньше. Оба считаются лучшими футболистами страны в 10-х годах прошлого века, но завоевать свой первый международный титул на Копа Америка в 1916-м им было не суждено.

После двух побед над Чили сборные Уругвая и Аргентины делили первое место, но «альбиселесте» опережали своих соседей по разнице забитых и пропущенных мячей. Однако в первом же матче после образования КОМЕНБОЛ аргентинцы, к удивлению многих, не смогли переиграть сборную Бразилии (1:1), которую двумя днями позже одолел Уругвай (2:1). Таким образом, к решающему матчу команды подходили с одинаковой разницей забитых и пропущенных, но уругвайцы опережали хозяев турнира на одно очко (за победу тогда присуждалось лишь два пункта). «Ла селесте» для завоевания трофея было достаточно ничьей, тогда как аргентинцам нужна была только победа.

Первый финал перенесли из-за драки и пожара

Финальная игра первого в истории Копа Америка должна была состояться 16 июля на стадионе с пышным названием Estadio Gimnasia y Esgrima de Buenos Aires, более известным как Estadio GEBA (вмещал 18 000 человек). На нем проходили все остальные матчи турнира, что не лучшим образом сказалось на состоянии газона и хлипких деревянных трибун.

Ажиотаж перед игрой между двумя главными футбольными соперниками континента, в которой решалась судьба титула, был огромным – о радио- или телетрансляциях игр тогда можно было только мечтать (первая голосовая трансляция спортивного события состоялась в апреле 1921 года в Питтсбурге, и тогда комментировали бокс). Из-за недостаточного количества обслуживающего персонала и охранников, а также из-за суматохи с билетами (было напечатано не меньше 5 тысяч фальшивок) матч пришлось прервать через пять минут после его начала из-за фанатов, которые начали выбегать с переполненных трибун прямо на поле. Когда футболистов увели с газона, между болельщиками уругвайцев и аргентинцев началась потасовка, а вскоре вспыхнули деревянные трибуны – кто-то поджег их с помощью бензина, слитого из автомобилей на ближайшей стоянке.

Газону и спортивным сооружениям был нанесен сильный ущерб, поэтому было решено перенести матч на стадион «Расинга» в соседней Авельянеде, который вмещал 30 000 зрителей.

Аргентинские власти позаботились о достаточно количестве полицейских, а также попытались изъять все фальшивки и устроили дополнительную распродажу билетов по сниженным ценам. На следующий день долгожданная игра, наконец, состоялась, но, несмотря на всю шумиху вокруг нее, оказалась довольно скучной. Уругвайцы играли от обороны и не старались атаковать соперника большими силами, а аргентинцы быстро увяли, столкнувшись с такой массированной защитой. В итоге матч завершился безголевой ничьей, и сборная Уругвая стала обладателем своего первого титула чемпионов Америки.

В наши дни эти команды по-прежнему основные соперники по количеству завоеванных Кубков, намного опережая остальные сборные. 15 титулов у уругвайцев, 14 – у аргентинцев, у их ближайших соперников, бразильцев, восемь трофеев.

Первый Копа Америка получился по-настоящему успешным в первую очередь потому, что послужил поводом для основания континентальной федерации футбола, а также пробудил соревновательный аппетит среди южноамериканских сборных. Уже через год в Уругвае состоялся второй Кубок, где хозяева защитили свой титул, обыграв в финальном матче все тех же аргентинцев со счетом 1:0. Но несмотря на этот успех, первый турнир вполне мог бы обойтись без проявлений расизма, драк болельщиков, пожара на стадионе и критических статей в чилийской и бразильской прессе, в которых Аргентина и Уругвай обвинялись в агрессии на поле и купленном заранее благоволении судей.