Вингер Клаудио Каниджа любил футбол, Марадону и кокаин. По словам бывшей жены, он убил ее ребенка

«Я плакала 30 лет и не собираюсь плакать больше». За публичными разборками Каниджи с женой следила вся Аргентина.

В сентябре 2019-го аргентинские новостные агенства опубликовали продолжение нашумевшей истории, за которой следила вся страна. Бывшая жена футболиста сборной Аргентина Клаудио Каниджи, мать троих его детей Мариана Наннис, согласилась на развод. За месяц до этого, в откровенном интервью главной тележурналистке Аргентины Сусане Хименес она утверждала, что на протяжении всей их семейной жизни подвергалась физическому и вербальному насилию, а также пережила выкидыш, после того как Каниджа сбил ее машиной. “Сегодня у меня был бы 12-летний ребенок. Он убил его, находясь под воздействием кокаина. Его не волновало, что я была на третьем месяце беременности”. Кроме того, Мариана рассказала, что у футболиста была привычка приходить домой под утро и избивать ее, если она отказывалась заняться с ним сексом.

52-летний Каниджа ушел от жены ради 26-летней модели Софии Бонелли. У Наннис нашлось, что сказать об избраннице бывшего мужа: “Он сейчас с наркоманкой проституткой, которая держит его под кайфом весь день. Они оба закончат в тюрьме”. Через два месяца после начала судебных разбирательств Каниджа и Бонелли поженились.

***

За 32 года до этого в товарищеском матче между действующими чемпионами мира сборной Аргентины и победителями мирового первенства в 1982-м сборной Италии на поле вышли 20-летний вингер “Ривер Плейт” Клаудио Каниджа и 27-летний игрок атаки “Наполи” Диего Марадона.

Это стало началом большой дружбы. На ЧМ-1990 второй ассистировал первому в игре против Бразилии, и единственный гол в матче выкинул бразильцев из турнира, а в полуфинале против тех же итальянцев Каниджа заколотил мяч в ворота Вальтера Дзенги, заставив того пропустить первый гол на турнире. Аргентинцы вышли в финал, где встретились со сборной Германии, но Клаудио наблюдал за игрой с трибун, перебрав предупреждений. Он вспоминал два года назад: “Я был так хорош, и чувствовал себя так уверенно. Я был уверен, что матч с немцами будет легче, чем с итальянцами или бразильцами. Меня бы не раз снесли в штрафной или на подходах к ней, и мы получили бы не один штрафной или даже пенальти. Я уверен, что мы бы победили Германию в финале”.

Еще до знаменитого гола в ворота Бразилии, мгновенно сделавшего Каниджу легендой среди аргентинских фанатов, он стал одним из героев ЧМ-1990. В первой игре “альбиселесте” на турнире против сборной Камеруна  вингер во время рывка к воротам соперника прошел двух соперников, но был сбит после жесточайшего подката в исполнении Бенжамина Массинга. Это столкновение вошло в историю как одно из грубейших на соревновании, Массинг получил прямую красную, а Пит Дейвис написал в книге “All played out” (“Все матчи сыграны”): “Его главным желанием, казалось, было не сломать Канидже ноги, а оторвать их совсем”.

Скорость, с которой Клаудио обыгрывал соперников, принесла ему прозвище “El Hijo del Viento” (“Сын Ветра”). Он играл с бешеной самоотдачей, владел невероятной техникой, и с успехом пользовался одним из главных приемов южноамериканского футбола: неожиданной сменой направления движения, когда защитники либо на секунду замирали, оставаясь без мяча и без соперника перед ними, либо безуспешно пытались вдарить Сыну Ветра по ногам – но он уже был далеко.

***

Каниджа родился в 400 км от Буэнос Айреса, и с детства профессионально занимался легкой атлетикой, нередко завоевывая призы на региональных соревнованиях в беге на 100 метров и в прыжках в длину. После долгих уговоров детского тренера по футболу, в 15 лет парень присоединился к академии “Ривер Плейт”. Через три года он уже играл в первом составе, а в 19 стал частью команды, оформившей исторический “покер”: в 1986-м “миллионеры” завоевали чемпионат Аргентины, Кубок Либертадорес, Межконтинентальный Кубок и Копа Интерамерикана.

Всего два года спустя 21-летний Каниджа пересек Атлантику, чтобы присоединиться к “Эллас Верона” и начать свой пятилетний итальянский вояж. В первом же сезоне в Серии А вингер отметился тремя голами, но перелом ноги уложил его на койку задолго до окончания сезона. Уже в следующем году Каниджа переехал на 100 км западнее и оказался в “Аталанте”, с которой дошел до финала Кубка Италии и полуфинала Кубка Кубков.

После четырех лет в “Аталанте”, блестящего ЧМ-1990 и завоеванного год спустя Копа Америка Клаудио оказался перед нелегким выбором: за ним охотились мадридский “Реал”, “Барселона” и амбициозный “Марсель” Бернара Тапи. Вместо перехода в один из этих топ-клубов (а марсельцы год спустя завоевали Лигу чемпионов) Каниджа решил не покидать Италию и перебрался на 400 км южнее, присоединившись к “Роме”.

Уже несколько лет Клаудио жил так, будто и вне поля пробегал мимо защитников с огромной скоростью. Его образ жизни – как у настоящей рок-звезды – и, по мнению многих, тесная дружба с Марадоной заставили вингера свернуть с того пути, на котором профессиональные футболисты не позволяют себе излишеств. Постепенно к алкоголю и регулярным вечеринкам, затягивавшимся до утра, добавились наркотики.

“Джалоросси” казались первым со времен “Ривера” клубом вингера, который мог бы всерьез побороться за титулы. За два года до прихода аргентинца римляне завоевали Кубок Италии и дошли до финала Кубка УЕФА и несмотря на уход Руди Феллера главный тренер Вуядин Бошков обладал неплохим набором игроков. За “Рому” выступали чемпион мира полузащитник Томас Хесслер, не нуждающийся в особом представлении защитник Синиша Михайлович, а также нападающий Руджеро Риццителли и легенда клуба бразильский защитник Алдаир. Несмотря на такой состав, “Рома” начала сезон неудачно и не могла конкурировать с “Миланом” и “Интером”, боровшимися за Скудетто.

А 21 марта 1993 года в пробах мочи Каниджи обнаружили кокаин. Это произошло после матча с “Наполи” (того самого клуба, который лишился Марадоны по той же причине за два года до этого). После тридцатидневного разбирательства Дисциплинарная комиссия Серии А отстранила Клаудио от футбола на 13 месяцев. На протяжении этого времени вингер по-прежнему числился футболистом “Ромы”, но его путь в кальчо прервался на несколько лет.

***

После отбытия наказания и ЧМ-1994, на котором футболист забил два мяча, но не попал в состав на матч с Румынией, который аргентинцы проиграли, Каниджа уехал в “Бенфику”, где провел один сезон. Год спустя он присоединился к Диего Марадоне в “Бока Хуниорс” – и завоевал любовь фанатов даже несмотря на годы, проведенные в “Ривер Плейт”. Каниджа и Марадона по замыслу руководившего “генуэзцами” Маурисио Макри, будущего президента Аргентины, должны были стать символами возрождения “Бока Хуниорс”, обладавшей невероятным составом: помимо Диего и Клаудио здесь играли Кили Гонсалес и Хуан Себастьян Верон. Руководил ими чемпион мира Карлос Билардо. Но трофеев в “Боке” Каниджа так и не завоевал, а его совместная игра с Марадоной запомнилась больше их знаменитым поцелуем взасос.

После трех сезонов, в ранге одного из лучших игроков клуба, забивая в среднем по мячу каждые два матча, футболист решил снова попытать счастья в Европе.

Вернувшись в “Аталанту”, выступавшую в Серии Б, вингер не сумел проявить себя и покинул клуб. Аргентинец расстался с черно-синими без взаимных обид, через несколько лет сказав: “Бергамо и его люди навсегда останутся для меня фантастическими воспоминаниями. С того момента, как я пришел в команду в первый раз и до того, как ушел, я всегда чувствовал себя как дома. Болельщики были великолепны, и это были лучшие годы в моей карьере. С профессиональной точки зрения я принял неправильное решение, когда приехал сюда в 1999-м. Серия Б того времени была сложнее, чем Серия А за десять лет до этого. Мне это не понравилось, но я все равно рад был вернуться в Бергамо”.

***

33-летний вингер отправился в шотландский “Данди” и неожиданно возродил карьеру, в первом же сезоне забив семь мячей и отдав столько же результативных передач. Его одноклубник Ли Уилки вспоминал:

“У нас в раздевалке была одна туалетная кабинка, и мне всегда приходилось ждать его [Каниджу[, потому что он курил там самокрутки. Он выходил оттуда, с небольшой ухмылкой, проходил мимо нас, а мы стояли, разинув рты. Аргентинцы и итальянцы всегда ужасались, что британские парни пили много пива, но при этом они курили, как будто это было самое полезное дело. Несмотря на это, Каниджа был в прекрасной форме для своих лет”.

Дик Адвокат, тренировавший “Рейнджерс”, решил подписать возрастного, но все еще довольно быстрого Каниджу летом 2001 года. За два сезона вингер завоевал пять трофеев, и влюбил в себя “Айброкс”, забив гол “Селтику” в финале Кубка Шотландии.

Мало того, Клаудио получил от Марсело Бьелсы вызов в сборную и в 35 лет отправился на ЧМ-2002, где Аргентина провалилась на групповом этапе, а сам футболист умудрился заработать удаление, не сыграв ни минуты.

После одного сезона в Катаре Клаудио Каниджа завершил карьеру в 37 лет, однако в 2012-м откликнулся на призыв полупрофессионального футбольного клуба “Уэмбли”, пригласившего нескольких футболистов-ветеранов поучаствовать в кубковой кампании. Компанию вингеру составили легенды “Арсенала” Рэй Парлор и защитник Мартин Киоун, бывший капитан “Челси” Грэм Ле Со, один из лучших американских футболистов Брайан Макбрайд и защитник “Астон-Виллы” и “Мидлсбро” Уго Эхиогу. Тренером вратарей стал великий Дэвид Симен, техническим директором – Терри Венейблс. В августе 2012-го “Уэмбли” одержал победу над “Лэнгфордом”, а 45-летний Каниджа забил первый гол своей команды, после чего навсегда ушел из футбола.

“Уэмбли” вылетел из соревнования уже после следующего матча.

***

Клаудио Каниджа всегда обожал красивую жизнь. Он разбивал суперкары в Монте-Карло, уничтожал гостиничные номера в Париже, а об оргиях с его участием говорила вся Европа. Даниэль Пасарелла, главный тренер сборной Аргентины, не вызвал его на ЧМ-1998 после того, как вингер отказался подстричь свои длинные светлые волосы. Несмотря на разгульный образ жизни, Каниджа окружил себя хорошими финансовыми советниками, которые разумно распорядились его состоянием. Клаудио сделал хорошие инвестиции и владеет недвижимостью в Аргентине (6 домов), в Италии (5 домов) и США (5 домов, в том числе два в Майами). Кроме того, ему принадлежит скаутское агентство по поиску молодых футбольных талантов, некоторых из которых Каниджа просматривает сам, хоть и утверждает, что это всего лишь хобби.

С Марианой Наннис Клаудио поженился в 1988 году. В браке родилось трое детей. Одна из его дочерей, Шарлотта, является известной в Аргентине моделью и участвовала в множестве реалити-шоу, как на родине, так и за рубежом, в том числе в Италии, Испании и Чили. В одном из интервью она призналась, что ненавидит футбол.

В августе 2019-го за публичными разборками Марианы и Клаудио следила вся Аргентина.

Наннис была предельно откровенна:

“На следующий день [после наезда] у меня был сеанс массажа, и я увидела, как мои ноги заливает кровью. Я схватила полотенце, туалетную бумагу и рванула в клинику. Но когда я позвонила Клаудио, чтобы рассказать, что произошло, он сказал, что я просто одна из тех сук, которые любят изображать жертв. Он убил моего ребенка”.

Каниджа не остался в долгу и опубликовал пост в Instagram, где написал:

“Мариана СРОЧНО нуждается в психиатре, поскольку она явно не в своем уме. Я прошу этого не только для себя, но для своих детей и всех тех, кто является жертвами ее безумия. Я не хочу этого, но это мой долг. Мариана сошла с ума еще несколько лет назад. Именно поэтому мы находимся там, где мы находимся”.

София Бонелли также подключилась к ссоре: “Это выглядит жалко. Я сожалею, что она начала весь этот цирк. Она специально прилетела в Аргентину, чтобы поливать нас грязью”.

В конце концов, Каниджа припомнил Мариане самоубийство своей матери, Нелиды Томасы Иглесиас, которая в 1996-м, не дожив и до шестидесяти лет, бросилась вниз с балкона пятого этажа. Он обвинил бывшую жену, что это она довела Нелиду до самоубийства, отказывая в общении с внуками и провоцируя нервные срывы, которыми та страдала еще с юности.

***

Несмотря на взлеты и падения в карьере Клаудио Каниджи и его противоречивую скандальную личную жизнь, в Италии, Шотландии и Аргентине о нем по-прежнему вспоминают, как о великом таланте, который отдавал всего себя с первых секунд матча. Капитан мадридского “Реала” Серхио Рамос однажды назвал аргентинца своим идолом.

Диего Марадона однажды сказал: “Когда ты на поле, жизнь исчезает”. Каниджа всегда следовал фразе своего друга.

Тема этой статьи была выбрана подписчиками телеграм канала Football Archive. Хотите читать о том, что вам интересно? Присоединяйтесь!