Жюль Риме: не любил футбол, ругался с Кубертеном и FA, был ультрарелигиозным социалистом и придумал ЧМ

В этом году первому в истории чемпионату мира исполняется 90 лет.

Жюль Риме навсегда останется в истории футбола как человек, придумавший самый глобальный международный турнир, посвященный одному виду спорта. Его идеи затронули людей на всех континентах и во всех странах. Вживую матчи чемпионата мира за всю его историю посмотрели 40.5 миллионов зрителей, а с 1954 года суммарные просмотры трансляций перевалили за две сотни миллиардов. Статистические исследования утверждают, что ЧМ влияет на рождаемость и количество сердечных приступов в странах, чьи команды соревнуются в турнире.



Будущий основатель ЧМ родился в начале 70-х годов позапрошлого века в семье бакалейщика в крошечной деревеньке Теле на западе Франции. Когда мальчику не исполнилось и 5, его родители переехали в Париж, оставив Жюля с бабушкой и дедушкой, дававших ему строгое католическое воспитание. Через шесть лет Риме отправился в столицу и посвятил себя учебе, год от года получая поощрение как первый ученик в классе. После школы он изучал юриспруденцию и стал адвокатом – совсем нетипично для человека его происхождения.

В то же время окончательно сформировались взгляды Жюля на жизнь. В конце XIX века рабочие во Франции в большинстве своем оставались нищими и малообразованными людьми. В стране процветало классовое неравенство, когда богачи и люди у власти могли творить любые преступления, прикрываясь связями и деньгами, а рабочие оставались незащищенными от их произвола. В 1891 году Папа Римский Лев XIII написал открытое письмо лидерам всех католических стран, осуждающее “нищету, которая столь несправедливо давит на абсолютное большинство выходцев из рабочего класса”. Риме, набожный католик, воспринял слова главы католической церкви как руководство к действию, став, по сути, религиозным социалистом. Он пытался найти способ объединить людей, несмотря на разницу в их положении.

По словам внука Жюля Риме, Ива, его дедушка был гуманистом и идеалистом, верившим, что спорт может объединить мир. Именно эта идея заставила молодого адвоката окунуться в мир футбола, который стремительно набирал популярность во Франции. Удивительнее всего то, что один из главных футбольных деятелей за всю историю игры, совершенно ей не интересовался и не понимал всеобщей одержимости на этой почве. В первое время футбол оставался для Жюля Риме лишь инструментом для достижения цели, и он признавался, что лишь через несколько лет игра захватила его, как и миллионы болельщиков по всему миру.

В 1897-м Риме с несколькими единомышленниками основал в пригороде Парижа Сент-Уэн спортивный клуб “Ред Стар”. Соучредители разработали революционный для того времени устав, где проработали пункты о взаимодействии с местными жителями, участии в неофициальных турнирах, поддержке неспортивных мероприятий. Одним из самых главных нововведений было разрешение вступать в клуб независимо от сословия. Таким образом “Ред Стар” мгновенно превратился в команду рабочих, а ее руководство никогда не скрывало своих свободных взглядов.

Даже сейчас, 123 года спустя, чемпион Франции в составе “Бордо” Давид Белльон, ставший после завершения карьеры креативным директором “Ред Стар”, настаивал в интервью “The Guardian”:

“Наш клуб – это чистые андерграунд, романтика и хипповость, у которых нет никакого социального статуса. “Ред Стар” был основан не только ради побед на футбольном поле. Мы всегда были и остаемся мощным символом свободы и творчества”.

Через 13 лет после того, как Жюль Риме начал плотно заниматься футболом, при его непосредственном участии была основана первая национальная французская лига. После Первой мировой войны Риме занял пост президента Федерации футбола Франции (FFF), который занимал 23 года. Франция вступила в ФИФА еще в 1907-м, и новоиспеченный президент FFF тут же начал продвигать свою амбициозную идею: создание глобального международного футбольного турнира. Через два года Жюль стал президентом ФИФА, возрожденной после войны и базировавшейся тогда в Париже. Риме успешно совмещал должности главы футбольной федерации своей страны, президента главной футбольной организации мира и не забывал о “Ред Стар”, принимая деятельное участие в делах клуба.

Возглавив ФИФА, Риме активно начал осуществлять свою мечту о запуске международного соревнования. Он по-прежнему считал, что спорт может объединять враждующие стороны, и одним из его главных аргументов было положение во многих европейских странах после Первой мировой войны. Сам Жюль воевал и был награжден Военным Крестом. Риме утверждал, что спорт может направить опасный национализм, расцветавший в Европе, в мирное русло. Народы, по его мнению, должны были сблизиться посредством футбола. Но в отличие от других спортивных администраторов, таких, как инициатор возрождения Олимпийских игр барон Пьер де Кубертен, Риме был убежден, что объединение произойдет только в том случае, если спорт охватит все слои населения, независимо от их происхождения, класса или статуса. Религиозный социалист Жюль Риме сильно отличался от всех остальных спортивных чиновников-аристократов.

С первых лет своего существования ФИФА поддерживала идею глобального международного турнира, но была удовлетворена футбольными соревнованиями, проводившимися на Олимпиадах, в которых участвовали спортсмены-любители. Риме в своем проекте взял за основу Олимпийский футбольный турнир, но был в оппозиции как Кубертену, так и к английской футбольной ассоциации (FA). В 20-е годы ХХ века разногласия по поводу регламента состязаний лишь усиливались, что было на руку Риме. Он с удовольствием пользовался заповедью “разделяй и властвуй”, сталкивая противников между собой. По поводу знаменитой цитаты Кубертена “о спорт, ты мир!” президент ФИФА ядовито высказывался, что, судя по действиям барона, спорт –  это, конечно, мир, но лишь для избранных.

Главными требованиями Жюля Риме была передача ответственности за Олимпийский футбольный турнир ФИФА и изменение регламента, согласно которому в состязании разрешалось участвовать профессиональным спортсменам из низших социальных слоев. Президент ФИФА пригрозил Международному Олимпийскому Комитету созданием отдельного международного футбольного соревнования, если организации не договорятся.

После долгих и нервных переговоров, стало ясно, что две организации не смогут договориться между собой. В 1928-м на конгрессе ФИФА в Амстердаме 30 глав футбольных ассоциаций проголосовали за создание Кубка мира, который следовало проводить раз в четыре года. Жюль Риме был счастлив, но ему предстояло еще много работы.

Местом проведения турнира был выбран Уругвай, на тот момент сильнейшая футбольная нация мира, завоевавшая золотые медали на Олимпиаде-1928. Южноамериканцы обязались оплатить странам-участницам турнира все расходы на длительное путешествие, однако даже несмотря на этот широкий жест европейские сборные не горели желанием тащиться на другой край света за каким-то непонятным трофеем. О регулярных трансатлантических перелетах тогда можно было только мечтать, а путешествие морем в оба конца плюс сам турнир означали, что футболисты были оторваны от своих стран на протяжении трех месяцев!

Жюль Риме лично объездил все европейские страны, сборные которых получили приглашения на турнир. В итоге, из Европы на ЧМ-1930 отправились Франция, Бельгия, Румыния и Югославия. Первые три сборных плыли на лайнере “Конте Верде”, и сам Жюль Риме находился на этом корабле. В его багаже лежал трофей, созданный французом Абелем Лафлером и получивший название “Победа”. Кубок весил 4 килограмма, был изготовлен из серебра со слоем позолоты и представлял собой богиню Нику, держащую восьмиугольную чашу.

В Монтевидео также вовсю готовились к проведению турнира. Специально к чемпионату был построен стадион “Эстадио Сентенарио” – крупнейший в мире за пределами Британии. Автором проекта был Хуан Скассо, будущий мэр уругвайской столицы и президент “Пеньяороля”. Первыми чемпионами мира стали хозяева первенства.

Турнир оказался довольно успешным, и сразу после его завершения ФИФА во главе с Жюлем Риме принялась за подготовку к следующему чемпионату мира. Президента организации критиковали за то, что он, казалось, закрыл глаза на политизацию состязания, когда ЧМ-1934 прошел в фашистской Италии, а ее глава Бенито Муссолини с удовольствием использовал популярность соревнования для пропаганды фашизма.

Несмотря на то, что мир погрузился в хаос во время и после Второй мировой войны, ФИФА не прекратила свое существование, и Жюль Риме гордился, что его организация и его чемпионат мира продолжают объединять человечество посредством спорта, в то время как политическая попытка добиться такого же единства – Лига Наций – провалилась. Даже к образованию ООН Риме отнесся скептически, уверенный, что спорт свяжет все государства гораздо крепче, чем какая бы то ни было политическая организация.

Француз оставался президентом ФИФА 33 года, передав этот пост своему многолетнему заместителю Рудольфу Селдрейерсу после финала ЧМ-1954. За эти годы количество членов организации увеличилось с 13 до 85, английская футбольная ассоциация, наконец, помирилась с Риме, а чемпионат мира превратился в действительно большой престижный международный турнир.

Жюль Риме всегда утверждал, что футбол должен быть всеобъемлющим и многонациональным. Он верил, что благодаря спорту у человечества появится возможность стать лучше, честнее, добрее. Девиз французской Республики – “Свобода, Равенство, Братство” – он перенес на футбольное поле, стремясь к соблюдениям правил честной игры и взаимоуважению даже между непримиримыми соперниками. Трофей, вручаемый чемпионам мира, до 1970 года носил имя Кубок Жюля Риме. В последние месяцы жизни француза номинировали на Нобелевскую премию мира, чем он очень гордился. В 1998 министр спорта Франции Мари-Жорж Бюффе открыла в родной деревне Жюля мемориал, посвященный его памяти.

Идейный вдохновитель чемпионата мира по футболу скончался в 1956-м, но его влияние на мировой футбол невозможно переоценить. Жюль Риме остается самым влиятельным футбольным администратором ХХ века, и сложно себе представить, что кто-то сможет переплюнуть его в веке XXI.

Хотя футбол никогда не был предсказуемым.