День, когда Нигерия потеряла одного из самых талантливых своих футболистов, Самюэля Оквараджи

 Тогда же погибли пять болельщиков сборной.

12 августа 1989 года. Национальный стадион в столице Нигерии Лагосе был переполнен: сто тысяч человек собрались поддержать свою сборную, игравшую в квалификации на ЧМ-1990 против Анголы. Количество зрителей, пришедших на игру, значительно превышало вместимость спортивной арены, но это не смутило фанатов “Суперорлов”, которые начали собираться у стадиона за шесть часов до начала матча. Огромная толпа болельщиков пела, танцевала и ждала от своей команды только победы.

Квалификация на ЧМ-1990

В отборочной группе С главным соперником нигерийцев в борьбе за выход в плей-офф, решавший, какие две африканские сборные выйдут в финальную часть чемпионата мира, был Камерун. С камерунцами у “суперорлов” были старые счеты: годом ранее Камерун обыграл Нигерию с минимальным счетом в финале Кубка Африканских наций.

Состав молодой нигерийской сборной можно было назвать одним из сильнейших на континенте. Здесь играли будущий лучший бомбардир в истории сборной нападающий Рашиди Йекини, вратарь Питер Руфаи, звезда “Андерлехта” и один из лучших африканских защитников ХХ века Стивен Кеши, защитник “Гента” Августин Эгуавон, поигравший в свое время в московском “Торпедо”.

Это была сильная амбициозная команда, показывавшая динамичный и мощный футбол. Нигерия рассчитывала повторить достижение Туниса (1978), Алжира (1982) и Марокко (1986), и пробиться в финальную часть ЧМ-1990.

За два месяца до матча против Анголы нигерийцы обыграли Камерун 2:0 благодаря голам Стивена Кеши, на протяжении всей своей карьеры забивавшего большое количество мячей, и нападающего “Локерена” Самсона Сиасиа. Однако поражение от Габона в предыдущем отборочном матче поставило под угрозу выход нигерийцев в плей-офф. Теперь “Суперорлам” надо было обыгрывать Анголу и избежать поражения от Камеруна.

Первая трагедия

Национальный стадион в Лагосе, закрывавшийся на реконструкцию перед молодежным чемпионатом мира, который должен был состояться в 1991-м, принимал первый матч после перестройки. Номинальная вместимость спортивной арены составляла 55 тысяч мест, однако африканцы допускали наличие стоячих мест, что увеличивало вместимость стадиона до 80 тысяч. В день матча с Анголой здесь собралось сто тысяч человек.

Еще до начала матча давка и сильная жара привели к обморокам. Когда кто-то в стоячем секторе потерял сознание, люди вокруг попытались расступиться, чтобы дать потерпевшему больше воздуха. Это спровоцировало противодействие со стороны фанатов, прижатых к барьерам, огромная толпа начала раскачиваться из стороны в сторону и люди, обезумев, попытались проломить ограждения. Несколько фанатов упали с трибун и получили тяжелые травмы, по плечам и ребрам других прошли тысячи ног и на стадионе началась паника. По полю метались полицейские и стюарды, которые не могли добраться до пострадавших, похороненных под огромной массой людей. Наконец, болельщики на руках начали передавать тела, которые, как и в “Хиллсборо” несколько месяцев назад, складывали прямо на беговую дорожку.

Медицинского оборудования нескольких прибывших на стадион машин скорой помощи не хватало. Несколько десятков пострадавших попытались временно разместить в помещении физиотерапевта, где было всего три кровати. Пятнадцать тяжело раненных доставили в больницу Лагоса, пять человек погибло. Несмотря на подобную кошмарную прелюдию, матч решили не отменять, и когда на стадионе навели относительный порядок, футболисты обеих команд вышли на поле.

События матча

Сборную Анголы, до этого сенсационно сыгравшую вничью с обеими сильнейшими команды группы, Нигерией и Камеруном, недооценивать не стоило. Футболисты хозяев, еще находившиеся под впечатлением трагедии, разыгравшейся на стадионе, и ощущавшие большую ответственность перед своими болельщиками, сильно нервничали, ошибались в передачах и не могли нащупать свою игру. В середине первого тайма нигерийцы начали играть более уверенно и заработали пенальти, но Йекини промахнулся с точки. На 44-й минуте один из самых забивных защитников в африканском футболе Стивен Кеши замкнул навес с фланга и вывел свою команду вперед.

Во второй сорокапятиминутке “Суперорлы” играли осторожно, чаще отходили в оборону и атаковали меньшими силами. За десять минут до окончания матча 25-летний полузащитник нигерийцев внезапно согнулся и рухнул на газон, находясь в тридцати метрах от мяча. Это был Самюэль Оквараджи.

Футболист, адвокат, патриот

В отличие от многих других игроков сборной Нигерии, Оквараджи почти не знали на родине. Он покинул страну в 16 лет и отправился в Италию, где изучал международное право. Через два года Самюэль стал игроком молодежной команды “Ромы”, параллельно продолжая учебу. С римлянами Оквараджи тренировался около года, а получив высшее образование отправился в “Динамо Загреб” и в первом же товарищеском матче забил за югославскую команду три мяча. Хорватские ультрас не приняли темнокожего игрока в своей команде, и он перешел в австрийский “Клагенфурт”, откуда его купил “Штутгарт”.

Руководство немецкого клуба впечатляли дриблинг и креативность молодого полузащитника, но ему надо было набраться опыта для успешных выступлений в Бундеслиге, поэтому Сэм отправился в аренду в “Ульм” из второго дивизиона.

Здесь талант нигерийца раскрылся в полной мере. Трибуны распевали: “Нет Оквараджи, нет “Ульма”!”, и полузащитник действительно стал одним из ключевых игроков команды, в первом же сезоне забив 5 голов и отдав 11 голевых передач. При этом, на родине Самюэля о нем даже не слышали.

В 1987-м сборная Нигерии совершала турне по Западной Германии. Председателю Футбольной ассоциации Нигерии Джону Обакполору рассказали о талантливом уроженце его страны, и он тут же договорился с тренерами Манфредом Хенером и Полом Гамильтоне о встрече с Оквараджи в расположении сборной. Выяснилось, что футболист и сам писал в ассоциацию с просьбой разрешить ему выступать за сборную страны. Самюэль произвел впечатление на тренерский штаб национальной команды и уже в начале будущего года попал в состав на матч в рамках квалификационного отбора на Олимпиаду против Алжира.

На Кубке Африки-1988 полузащитник стал игроком основного состава сборной Нигерии, и во многом благодаря его усилиям команда дошла до финала. Его гол с дальней дистанции в ворота сборной Камеруна был признан лучшим голом турнира. На Олимпиаде-1988 Нигерия выступила неудачно, и главной целью Самюэля и его партнеров по сборной стало место в финальной части чемпионата мира. Оквараджи по-прежнему оставался незыблемым игроком стартового состава в сборной, хотя играл за нее всего 20 месяцев. Кроме того, футболист успел получить степень магистра юриспруденции: уникальное достижение для такого молодого профессионального игрока, и подписал очень выгодный контракт с “Антверпеном”, куда должен был приехать в конце августа, после возвращения из сборной.

Шокирующая смерть 

Когда Самюэль Оквараджи оказался на газоне, первым к нему подбежал Самсон Сиасиа и тут же замахал руками, призывая на помощь медицинскую команду.

“Я увидел, как он задыхается, из его рта шла пена, а зубы были крепко стиснуты”.

Медики нигерийской сборной вызвали скорую помощь. Машина была припаркована на противоположной стороне поля, но водитель не смог ее завести. Четырем боллбоям пришлось подтолкнуть фургон. Оквараджи доставили в ту же больницу, куда незадолго до этого привезли фанатов его команды. Игра тем временем продолжалась.

В больнице полузащитника Самюэля Оквараджи объявили мертвым. Уровень медицины даже в столице Нигерии оставлял желать лучшего, заключение о смерти составляли несколько раз, поэтому неожиданный уход из жизни талантливого футболиста мгновенно оброс слухами. Некоторые говорили, что Сэм умер мгновенно, еще лежа на газоне Национального стадиона, другие сетовали на огромные толпы людей у спортивной арены, услышавших о давке и желавших узнать судьбу своих родственников, из-за которых скорая долгое время не могла добраться до больницы. Кто-то даже обвинял этнических камерунцев, якобы отравивших одну из главных звезд нигерийской сборной.

Официальной причиной смерти назвали сердечную недостаточность, и вскрытие показало, что сердце Оквараджи сильно увеличено в размерах.

Реакция и последствия

Команда и вся нация были потрясены. Стивен Кеши и его партнер по сборной Адемола Адешина отдыхали в лобби отеля после матча, прикидывая шансы своей команды попасть в плей-офф и подбадривая друг друга перед предстоящей игрой с Камеруном. К ним подошел молодой портье и тихо сказал:

“Вы слышали, Сэм Оквараджи умер!”

Кеши вскочил и схватил ни в чем неповинного парня за грудки, заорав:

“Закрой свой рот! Если ты не прекратишь распространять эти дурацкие слухи, я устрою тебе большие проблемы!”

Перепуганный портье убежал, а Стивен и Адемола поспешили в номер, чтобы посмотреть новости по телевизору. Через пять минут после этого из комнаты Кеши послышался громкий крик. Футболисты не могли поверить, что все, о чем говорили в экстренном выпуске новостей – правда. На крик прибежал их коллега по сборной Этим Эсин.

“Мы думали, что он просто упал в обморок и были уверены, что уже через несколько дней он вернется. Все произошло так быстро, я до сих пор не могу поверить, что за несколько минут до своей смерти Сэм бежал вместе со мной в атаку”.

Августин Эгуавон признавался, что плакал три дня подряд.

В тот день Нигерия потеряла пять болельщиков национальной команды и одного из ее самых талантливых футболистов. Хоронила их, без преувеличения, вся страна.

15 дней спустя “Суперорлы” проиграли Камеруну и не смогли квалифицироваться на ЧМ-1990. Возможно, выход в финальную часть чемпионата мира стал бы данью памяти погибшим. Но этого не произошло, и Нигерия осталась только с болью самого темного дня в ее футбольной истории.

Через 30 лет, к 55-летию Самюэля, Google посвятил футболисту один из дудлов.