«Босс, мы должны купить эти игры!» Скандал с договорными матчами в Бундеслиге в сезоне 1970/71

18 игр, 10 вовлечённых в сговор клубов и больше 50 наказанных футболистов – подобного трэша в немецком футболе ещё не было.

Конец сезона 1970/71 в Бундеслиге выдался напряжённым. Клуб Киккерс из Оффенбаха, набравший в чемпионате 27 очков, расположился на 15 месте, в двух позициях от зоны вылета. В матче последнего тура чемпионата Оффенбах встречался с Кельном, у которого совсем недавно выиграл в финале Кубка Германии. Арминия Билефельд, у которой также было 27 очков, но с худшей разницей забитых и пропущенных мячей, играла в гостях с берлинской Гертой, шедшей на третьем месте, а в Брауншвейге должен был состояться матч между Оберхаузеном (15 очков, 17 место) и Айнтрахтом (4 место). Ничего, казалось, не предвещало никаких неожиданностей, но каким-то невероятным образом всё пошло по наихудшему для Оффенбаха сценарию. Фавориты своих матчей Герта и Айтрахт проиграли Арминии и Оберхаузену, а Кельн сумел обыграть Киккерс. Таким образом, Киккерс Оффенбах оказался на 17 месте и покинул Бундеслигу.

6 июня 1971 года натурализованный испанец Хорст-Грегорио Канеллас, импортёр бананов и, по совместительству, президент футбольного клуба Киккерс Оффенбах, отмечал пятидесятилетие в собственном саду. Вечеринка не обещала быть шумной, тем более, что, к своему удивлению, приглашения на неё получили люди, которые были знакомы с виновником торжества лишь шапочно. Среди них были функционеры Германского футбольного союза (DFB), журналисты, члены тренерских штабов некоторых команд Бундеслиги. Был приглашён даже тренер сборной Германии Хельмут Шён. Канеллас выглядел весёлым и жизнерадостным, несмотря на то, что его команда только что вылетела из высшего дивизиона Германии из-за разницы забитых и пропущенных мячей – причём, всего в один гол. Однако, члены семьи Хорста и его друзья поглядывали на именинника с беспокойством: несмотря на испанские корни, Канеллас всегда неплохо сдерживал свои эмоции, а за напускным весельем близкие люди безошибочно угадывали глубокое волнение. Их опасения оказались не напрасны. Хост-Грегорио Канеллас внезапно скрылся в доме и тут же вернулся с магнитофоном, положив его на стол, и оглядел притихших гостей.

Мы вылетели, благодаря обману, и сейчас я вам это докажу.

Он нажал на кнопку воспроизведения, и потрясённые гости услышали отлично знакомые им голоса игроков сборной Германии Манфреда Манглица (Кельн), Тассо Вильда и Бернда Пацке (Герта). Вильд и Пацке просили у Канелласа 140 тысяч марок за победу над Арминией из Билефельда, прямого конкурента Киккерс в борьбе за выживание. Вильд сказал, что Арминия уже предложила Герте 220 тысяч за свою победу, но он очень любит Киккерс и согласен на сумму в 140 тысяч. На другой плёнке Манглиц просил у Канелласа 100.000 в обмен на поражение Кельна в матче против Киккерс, сказав при этом, что он сможет договориться с пятью игроками команды, которые не знают друг о друге. Так начался один из самых громких скандалов в истории немецкого футбола, который привёл к расследованию, длившемуся пять долгих лет.

***

Поступок президента Оффенбаха стал бомбой, потрясшей до основания великолепное здание немецкого футбола, казавшееся ослепительным и нерушимым, особенно в свете противоречий, раздиравших немецкое общество в то время. Жители ФРГ всерьёз воспринимали угрозу ядерной войны на стыке 60-х и 70-х годов, несмотря на относительное затишье, установившееся в отношениях между СССР и США. Футбол стал отдушиной, объединявшей людей, которым до сих пор было больно видеть свою когда-то единую страну, поделённую на социалистический и капиталистический лагеря, свою столицу с уродливой бетонной стеной посередине, которые устали бояться и ждать, что принесёт им завтрашний день. Тем страшнее для футбольных болельщиков была неожиданная новость, что их, оказывается, обманывали последние несколько месяцев.

На пресс-конференции Канеллас буднично рассказывал историю Арминии из Билефельда, которая, по его утверждению, спаслась от вылета только заплатив немалые деньги нескольким клубам из высшего дивизиона Германии. Он говорил, что к концу сезона, когда положение Киккерс в турнирной таблице стало вызывать опасения, к нему подошёл его помощник, Вальдемар Кляйн, который сказал буквально следующее:

Босс, у нас нет выхода, мы должны купить эти игры. Другие уже давно это делают.

Переговоры, часть которых слышали гости на вечеринке Канелласа, привели к соглашению: Герта побеждает Арминию, а Вильд и Пацке получают 140 тысяч марок. Кляйн с деньгами отправился в Берлин, но футболисты Герты отказались с ним встречаться. Позже выяснилось, что Арминия выплатила им больше 250 тысяч…

Канеллас, прослывший человеком прямым, ничего не скрывал и не утаивал, и большинство простых болельщиков, не веривших своим ушам, считали, что если хотя бы часть из этих историй окажется правдой, немецкий футбол никогда не сможет оправиться от этого удара. Романтичная и чистая до того история Бундеслиги в глазах миллионов немцев оказалась запятнанной подкупом и предательством. По меткому выражению одного из журналистов, Бундеслига потеряла невинность, будучи грубо изнасилованной. Но расследование, которое довольно быстро инициировала DFB, показало, что Канеллас ничего не преуменьшил, напротив, о многих вещах он и не догадывался.

Арминия Билефильд, которую часто называют “клуб-лифт” из постоянных путешествий вверх-вниз по немецким лигам, проиграла своим соперникам из Оффенбаха со счётом 5:0, значительно ухудшив собственное турнирное положение. Клуб отчаянно нуждался в том, чтобы остаться в Бундеслиге ещё хотя бы на один сезон, поскольку понижение в классе означало бы финансовый крах команды.

Футбольный клуб Арминия в сезоне 1970/71

Такое положение заставило руководство клуба задуматься о незаконных способах достижения своих целей. Самым простым решением стали договорные матчи – и Арминия, как ни странно, не стала первым клубом Бундеслиги в сезоне 1970/71, который ошибочно полагал, что взятки позволят ему удержаться на плаву. Но роль Билефильда в деле с договорными матчами нельзя недооценивать. Да, две трети клубов из высшей лиги Германии оказались замешаны в этот грандиозный скандал, но масштабность, с которой Арминия подошла к этому незаконному делу, поразила футбольных чиновников, которые вели расследование.

Как и многие команды Бундеслиги в то время, клуб из Билефильда был полупрофессиональным, и его экономическое положение напрямую зависело от его пребывания в высшем эшелоне немецкого футбола. История краха Арминии началась, когда, вскоре после поражения от Киккерс, она подослала одного из своих профессиональных футболистов, Вальдемара Сломяни, к игрокам из Шальке 04. Для клуба из Гельзенкирхена подобная ситуация была в новинку, поскольку он прежде не участвовал в “договорняках”, но переговоры прошли более, чем успешно. Шальке обещал проиграть в матче против Арминии за 40 тысяч марок. Клаус Фишер, будущая легенда клуба, вспоминал, что многие опытные игроки поначалу отказались от этого предложения, но вскоре передумали, а молодёжь была бессильна что-либо изменить. У следователей возник резонный вопрос: зачем небогатой Арминии было платить деньги за игру, не имевшую решающего турнирного значения, которую они могли бы попытаться выиграть на поле? Одна из теорий заключалась в том, что клуб не считал эту сумму запредельно большой и надеялся придать этой победой новый импульс своим игрокам и болельщикам, чтобы больше не оступаться до окончания сезона. В Арминии искренне считали, что эта выплата станет разовой.

Но мы-то с вами знаем, какими захватывающими могут быть азартные игры.

17 апреля 1971 года игроки Шальке вышли на поле в своей традиционной домашней синей форме, игроки Арминии играли в белом. Результат матча был известен заранее, но, как это часто бывает, в игру вмешался его величество Случай, и ситуация из, в общем-то, довольно грустной, чуть было не превратилась в анекдотическую. Все игроки Шальке знали, что матч является договорным. Все, кроме одного. Вратарь гельзенкирхенцев прямо перед игрой получил травму и его заменил резервный голкипер Дитер Бурденски. Да-да, вы правильно всё поняли. Никто не предупредил Дитера о том, что он должен пропустить, и вратарь сражался как лев, отражая удар за ударом.

Когда счёт на табло не изменился и после перерыва, звезда Шальке Райнхард Либуда получил предупреждение от одного из футболистов Арминии, что если команда не проиграет, ей придётся вернуть деньги. Райнхард подбежал к Бурденски и в приказном порядке сообщил ему, что он должен пропустить. Дитер не желал слушать, он получил свой шанс и собирался бороться до конца, но когда к нему один за другим подошло ещё несколько футболистов Шальке, молодой вратарь сдался. 40.000 марок остались у гельзенхкирхенцев.

Шальке – Арминия

Один из самых позорных матчей в истории Бундеслиги подошёл к своему логическому завершению. Но до самого конца сезона Шальке будет играть тускло и невыразительно, пропуская мячи и теряя очки на ровном месте. В то время, как фанаты команды и журналисты ожидали от клуба, приблизившегося к зоне вылета, собранности и жёсткой игры, им овладела, по выражению репортёра газеты Kicker, “блаженная лень”. Никто даже не подозревал, насколько далеко от блаженства пребывали футболисты Шальке, постоянно волнуясь, как бы их махинации с договорными матчами не вскрылись.

В том же туре Кельн обыграл Эссен со счётом 3:2 – причём Рот-Вайс из Эссена также разбогател, благодаря деньгам от Арминии, заплатившей за это поражение. Но перед следующим матчем Эссен сам заплатил тёзкам – Рот-Вайсу из Оберхаузена, который покорно проиграл аутсайдерам. Уже через неделю Оберхаузен сенсационно выиграл у Кельна 4:2 – и этот матч также был договорным. Лабиринт, из которого не было выхода, становился всё более запутанным.

В разгар этого договорного безумия Арминия, которая уже не могла остановиться, предложила деньги своему следующему сопернику, Штутгарту, который, как выяснили следователи, никогда ранее не участвовал в подобных вещах. Но и с этой командой клубу из Билефельда удалось договориться относительно легко. Арминия заплатила и выиграла. Оставался решающий матч сезона, в котором “клубу-лифту” предстояло встретиться с берлинской Гертой, одной из лучших команд чемпионата.

В течении всего года берлинцы играли на очень хорошем уровне, и перед последним туром Бундеслиги оказались на третьем месте в турнирной таблице. На выход в Кубок Европейских чемпионов они претендовать не могли из-за ограниченного количества мест в соревновании в те годы, а первые две строчки таблицы чемпионата Германии в тот период стабильно делили между собой Бавария и Боруссия Мёнхенгладбах, два тогдашних титана немецкого футбола, к которым, естественно, никто даже не посмел бы соваться с предложением взятки. В общем, до первого и второго места в чемпионате Герте было далеко. Всё это означало, что последний матч сезона с Арминией не имел для берлинцев ни малейшего значения. Но от результата этой игры зависела судьба, как минимум, двух команд, так что неудивительно, что предложения на футболистов Герты посыпались сразу с двух сторон. Вратарь столичного клуба Фолькмар Гросс рассказывал, что Арминия предлагала 250.000 марок за то, чтобы Герта проиграла, а Киккерс Оффенбах – 140.000 за то, чтобы выиграла.

Как несложно догадаться, берлинцы остановились на предложении Билефельда, проиграв в бессмысленном, но прибыльном матче 1:0. Это была настоящая сенсация. Герта славилась своей игрой на домашнем поле, а Арминия была явным аутсайдером, идущим на 16 месте, поэтому под конец второго тайма фанаты устроили настоящую обструкцию своей команде, и крики “Позор!” сливались в один общий рёв недовольных болельщиков. Они хотели, чтобы их команда завершила год на положительной ноте и в летние месяцы спокойно готовилась к следующему сезону, в надежде на чемпионство, но Герта проиграла заведомо более слабой команде в последнем туре чемпионата, дома, на глазах у тысяч своих фанатов – и у них не было ни малейшего повода для оптимизма.

Герта – Арминия

После финального свистка руководство Арминии могло, наконец, вздохнуть с облегчением. Клуб остался в Бундеслиге, его финансы были спасены, а деньги, потраченные на взятки можно было попытаться “отбить” выгодными трансферами. Киккерс Оффенбах и эссенский Рот-Вайс вылетели, несмотря на то, что оба также была замешаны в скандале. Уже на следующий день Хорст-Грегорио Канеллас воспользовался магнитофоном, вместо тротила, чтобы взорвать самую мощную бомбу в истории немецкого футбола. Боруссия из Мёнхенгладбаха, ставшая чемпионом в сезоне 1970/71, мгновенно исчезла из спортивных газет, которые писали только об этом скандале и ходе его расследования.

***

Последствия скандала с договорными матчами были бесперецедентными. Расследование, инициированное футбольной ассоциацией Германии, длилось пять лет. Вскрылось множество новых фактов мошенничества, о которых даже не подозревал Канеллас, видевший лишь верхушку айсберга. Число клубов, замешанных в скандале, достигло десяти, расследование коснулось 60 футболистов и доказало факты мошенничества в 18 матчах. При этом, немецкое общество шокировала вовсе на Арминия – полупрофессиональный клуб, аутсайдер, что с неё взять? – а совсем другая команда, которой многие до сих пор не могут простить этого позорного пятна на её репутации.

Игроки Шальке 04 под присягой опровергли информацию об этом инциденте. Форвард Клаус Фишер, лучший бомбардир в истории клуба, говорил в интервью Bild, что это было намеренно. У футболистов было два варианта: либо солгать, либо получить пожизненный запрет играть в Бундеслиге. Фишер хотел играть в футбол, и ложь казалась ему спасательным кругом, который поможет ему остаться в игре. Но избитое выражение “всё тайное становится явным” сработало и в этом случае.

Стоя в зале суда в 1976 году, Фишер признал себя виновным как в лжесвидетельстве, так и в подкупе, преступлениях, которые обычно означали тюремное заключение. К счастью для человека, ставшего легендой немецкого футбола, ни один человек, замешанный в скандале, из-за его исключительных обстоятельств, не был посажен. Большинство игроков Шальке получили запрет на участие в немецком клубном футболе в течении года или двух, некоторым было запрещено играть за национальную сборную, но почти все были помилованы задолго до окончания сроков их отстранений. Они также заплатили внушительные штрафы за преступление против немецкого футбола, что казалось вполне разумным наказанием за предательство тех ценностей, которые должен нести профессиональный спорт. Клаус Фишер до сих пор мучается угрызениями совести.

Мы сильно облажались. Какими надо было быть глупцами, чтобы сделать что-то подобное!

Эта история стоила ему денег, а самое главное, времени, которое столь дорого для футболиста, находящегося в самом расцвете сил.

Гельзенкирхенцы оказались не единственными наказанными. Почти 50 игроков из разных клубов были отстранены от футбола – кто-то на пару лет, кто-то пожизненно. Такое же наказание получили директора и менеджеры некоторых клубов – и Канеллас в том числе, которому запретили занимать любые должности, связанные с футболом, в том числе. Правда, Хорст уже на следующий день после своей памятной вечеринки сам сложил с себя полномочия президента Киккерс.

Фолькмар Гросс, уже упоминавшийся вратарь Герты, был отстранён от Бундеслиги и исключён из национальной сборной – что оставило его за бортом чемпионата мира 1974, на котором сборная Германии завоевала чемпионство. Из-за того самого бесмыссленого матча против Арминии в последнем туре сезона 1970/71 Гросс упустил свою единственную возможность стать частью истории своеё национальной сборной.

Фишер также остался не у дел в важнейший отрезок своей карьеры, что, по крайней мере, статистически, помешало ему стать лучшим бомбардиром в истории Бундеслиги, пропустив вперёд Герда Мюллера. В течении нескольких лет FC Schalke называли в Германии не иначе, как “FC Meined” (“лжесвидетельство”). Фанаты и даже футболисты соперников постоянно издевались и подшучивали над “рецидивистами”, поскольку их преступления, несмотря на всю их серьёзность, казались необыкновенно глупыми. Шальке, игроки которого получили более лёгкие наказания, в сравнении с остальными клубами (вероятно, из-за своего статуса), стал на какое-то время символом, или, скорее, собирательным образом всех ошибок, совершавшихся в немецком футболе. Для болельщиков со стажем гельзенкирзхенцы по-прежнему являются воплощением порочности, несмотря на то, что клуб перешагнул через это непростое время и попытался создать себе новый образ в современную эпоху.

Клаус Фишер – первый слева в нижнем ряду, Дитер Бурденски – четвёртый

Арминия и Киккерс были лишены профессиональных лицензий. Билефильдцы впустую потратили баснословные суммы на взятки, заработали уничижительную репутацию и, казалось, навеки канули в пучину нижних дивизионов. К чести клуба надо сказать, что Арминия нашла в себе силы вернуться в высший эшелон немецкого футбола уже через пять лет (абсолютно честно), но уже через год снова вылетела во второй дивизион. В последующие годы “клуб-лифт” полностью оправдывал своё прозвище, с 1980 года 16 раз (!) понизившись или повысившись в классе, курсируя между тремя первыми немецкими дивизионами.

Киккерс Оффенбах, напротив, после относительно удачного периода в 70-х, семь лет играл во второй Бундеслиге, а поднявшись на год в первую лигу в сезоне 1983/84, больше в неё не возвращался. Сейчас команда играет в четвёртом по силе дивизионе Германии, а от средней посещаемости в 22 тысячи человек за матч, которая была зафиксирована в сезоне 1974/75, осталось одно воспоминание – сейчас на домашние игры Киккерс Оффенбах приходит, от силы, по пять тысяч зрителей. А ведь в своё время гессенцы чуть было не стали чемпионами Германии в противостоянии с соседями из франкфуртского Айнтрахта…

Киккерс Оффенбах, 1970

Но главной жертвой скандала с договорными матчами стал не какой-то отдельный клуб, а немецкий футбол в целом. На протяжении десятилетий немецкие болельщики, которые известны своим непревзойдённым умением поддерживать любимые команды, с огромным энтузиазмом следили за национальным чемпионатом. Более 6.3 миллиона человек посетили матчи Бундеслиги в сезоне 1970/71 – внушительная цифра для времени, когда телевизоры уже не были роскошью, и постепенно становились непременным аттрибутом каждой гостиной. Это число сократилось до 5.5 миллионов в 1972 году, а в 1973 и вовсе упало до 5 миллионов. Немецкий футбол потерял 20% своих зрителей за два года – и экономические последствия были бы катастрофическими, если бы не триумф национальной сборной на чемпионате мира в 1974. Эта победа, которую многие расценили как доказанное преимущество Запада перед Востоком, вернула зрителей на трибуны немецких стадионов и послужила катализатором для развития футбола в Германии. Остаётся лишь гадать, что могло бы пройзойти с Бундеслигой, если бы не победа сборной страны на международной арене.

***

Итоги расследования скандала с договорными матчами в сезоне 1970/71 ещё долго сотрясали немецкое общество, как отголоски любой разрушительной катастрофы. Общая сумма взяток, по мнению DFB, составила не менее двух миллионов марок. При этом, по мнению многих, наказания всем виновным были чересчур сильно смягчены, поскольку футбольная ассоциация проводила своё расследование в ускоренном темпе из-за предстоящего чемпионата мира, который, по иронии судьбы, проходил как раз в Германии.

Так, из 10 клубов, замешанных в скандале, наказание получили только два, Киккерс и Арминия (последняя, помимо лишения лицензии, заплатила штраф в 50 тысяч марок). Многим игрокам сократили сроки их отстранения от футбола, а кому-то и вовсе его отменили. Функционеров и тренеров, которым пожизненно запретили заниматься футболом, помиловали ещё до конца 70-х.

Об излишней мягкости наказаний для футболистов, участвовавших в договорных матчах, можно судить по нижеприведённому списку.

ГЕРТА:

  • Тассо Вильд, Бернд Пацке – отстранены от футбола с 24.07.1971 по 30.06.1975, но имели право играть в национальной сборной. Были помилованы 26.11.1973
  • Юрген Румор, Ласло (Василе) Гергелы – отстранены от футбола с 23.01.1972 пожизненно, оштрафованы на 15.000 марок. Были помилованы 26.01.1973
  • Фолькмар Гросс, Петер Эндерс, Вольфганг Гайер, Арно Штефенхаген, Карл-Хайнц Фершль, Ханс-Юрген Сперлих, Франц Брюнгс, Юрген Вебер – отстранены от футбола с 21.06.1972 по 20.06.1974, оштрафованы на 15.000 марок. Были помилованы 26.11.1973
  • Михаэль Кельнер – отказался признавать свою вину, не выплатил штраф и судебные издержки и был отстранён от футбола до 12.10.1981
  • Уве Витт – отказался признавать свою вину, не выплатил штраф и судебные издержки и был отстранён от футбола пожизненно
  • Золтан Варга – отстранён от футбола с 23.01.1972 по 30.06.1974, но с 01.07.1972 получил разрешение выступать за сборную, оштрафован на 15.000 марок

ШТУТГАРТ:

  • Ханс Арнольд – отстранён от футбола с 23.10.1971 пожизненно, оштрафован на 15.000 марок. Был помилован 01.08.1973
  • Хартмут Вайс, Ханс Эйзеле – отстранены от футбола с 22.01.1972 пожизненно, оштрафованы на 15.000 марок. Были помилованы 01.08.1973

ШАЛЬКЕ 04:

  • Клаус Фихтель – отстранён от футбола с 18.03.1973 по 17.03.1975, но с 25.06.1973 получил разрешение выступать за сборную, оштрафован на 2300 марок. Был помилован 24.01.1974. Повторно отстранён с 03.01.1978 по 22.01.1978, оштрафован на 10.000 марок, переведённых в фон помощи больным раком
  • Ханс-Юрген Витткамп, Рольф Рюссман, Герберт Люткебомерт – отстранены от футбола с 18.03.1973 по 28.02.1974, но с 25.06.1973 получили разрешение выступать за сборную, оштрафованы на 2300 марок. Были помилованы 24.01.1974. Повторно отстранены с 21.02.1976 по 24.03.1976 и с 09.12.1976 по 14.01.1977, оштрафованы на 10.000 марок, переведённых в фон помощи больным раком
  • Манфред Польшмидт –  отстранён от футбола с 05.08.1978 пожизненно, оштрафован на 2300 марок. Был помилован 25.01.1978
  • Ханс Пиркнер – отстранён от футбола с 05.08.1972 по 04.08.1974, оштрафован на 2300 марок. Был помилован 15.08.1973
  • Юрген Соберай – отстранён от футбола с 05.08.1972 по 04.08.1974, но с 25.06.1973 получил разрешение выступать за сборную, оштрафован на 2300 марок. Повторно отстранён с 21.02.1976 по 24.03.1976 и с 09.12.1976 по 14.01.1977, оштрафован на 10.000 марок, переведённых в фон помощи больным раком
  • Клаус Фишер – отстранён от футбола с 30.09.1972 по 30.09.1973, но имел право играть в национальной сборной, оштрафован на 2300 марок. Повторно отстранён с 21.02.1976 по 24.03.1976 и с 09.12.1976 по 14.01.1977, оштрафован на 10.000 марок, переведённых в фон помощи больным раком
  • Райнхард Либуда – отстранён от футбола с 30.09.1972 пожизненно, оштрафован на 2300 марок. Был помилован 05.01.1974
  • Дитер Бурденски – отстранён от футбола с 04.02.1973 по 21.05.1973, оштрафован на 2300 марок. Был помилован 15.05.1973
  • Клаус Сенгер – отстранён от футбола с 21.02.1976 по 30.06.1976
  • Юрген Гальберж – отстранён от футбола с 05.08.1972 по 04.08.1974, оштрафован на 2300 марок. Был помилован 06.08.1973
  • Хайнц Ван Хаарен – отстранён от футбола с 25.04.1973 по 24.04.1975, оштрафован на 2300 марок

АРМИНИЯ:

  • Вальдемар Сломяни – отстранён от футбола с 08.04.1972 по 31.07.1974
  • Юрген Нойманн – отстранён от футбола с 23.10.1971 пожизненно, оштрафован на 15.000 марок. Был помилован 20.08.1976, но из-за отказа выплатить штраф был лишён лицензии 11.12.1978

ДУЙСБУРГ:

  • Фолькер Даннер – отстранён от футбола с 26.04.1972 по 25.08.1972
  • Герд Кентшке – отстранён от футбола с 08.04.1972 на десять лет, оштрафован на 2500 марок. Был помилован 01.08.1973

АЙНТРАХТ БРАУНШВЕЙГ:

  • Лотар Ульзас – отстранён от футбола с 07.08.1971 по 01.01.1973, но с 16.08.1972 получил разрешение выступать за сборную, оштрафован на 2300 марок
  • Хорст Вольтер, Вольфганг Гжиб, Петер Каак, Франц Мерхоффер, Бернд Герсдорф, Клаус Гервин, Райнер Скроцки, Эберхард Хаун, Яро Деппе, Дитмар Эрлер, Фридхельм Хеберманн, Йоахим Бэсе, Михаэль Поливка – оштрафованы на 4400 марок
  • Макс Лоренц – отстранён от футбола с 15.01.1972 по 31.03.1973, оштрафован на 2200 марок
  • Буркхарлт Оллер – отстранён от футбола с 09.02.1973 по 08.05.1973, оштрафован на 2000 марок

КЕЛЬН:

  • Манфред Манглиц – был отстранён от футбола на два года, но после возвращения провёл на профессиональном уровне всего пять матчей

***

Многие задавались вопросом: зачем Хорст-Грегорио Канелласу нужна была вся эта шумиха? Он же прекрасно понимал, что последствия для него и для его клуба могут стать самыми печальными (тюремных наказаний все, замешанные в этом скандале, избежали только чудом). Некоторые считают, что в президенте Киккерс заговорила элементарная обида на более удачливых соперников из Арминии, избежавших вылета, тогда как клуб Канелласа, точно также покупавший матчи, оказался во втором дивизионе. Мстительный Хорст решил попросту “слить” билефельдцев, а заодно и утопил всех остальных. Другие полагали, что, по натуре, честному и прямому Канелласу претила сама идея договорных матчей, на которые он согласился лишь из-за гипертрофированного чувства ответственности за вверенный ему клуб. Как бы то ни было, функционер ушёл в отставку на следующий день после своей памятной вечеринки, а 24 июля того же года ему запретили пожизненно занимать посты, связанные с футболом. Впрочем, в 1976 он был помилован.

По странному стечению обстоятельств, через 6 лет Канеллас оказался в числе пассажиров рейса 181 компании “Люфтганза”, летевшего из Мальорки в Франкфурт и захваченного террористами из Национального фронта освобождения Палестины, и, четыре с половиной дня спустя, вместе с остальными пассажирами, был спасён после операции немецкого спезназа в Сомали. Это был последний раз, когда Хорст-Грегорио Канеллас попал в заголовки новостей немецких газет.

К счастью для него, это были не некрологи.