«Дерби Икурринья» – самая известная игра между «Сосьедадом» и «Атлетиком»

Как баскское дерби превратилось в политическую акцию.

Баскское дерби, которое состоялось 5 декабря 1976-го, стало самой известной игрой в истории этого противостояния, насчитывающей уже 113 лет. Это произошло не из-за результата матча, хоть победа сан-себастьянцев со счетом 5:0 и стала на тот момент самой крупной за все годы. Игру будут помнить из-за политического акта, который произошел, когда команды выходили на поле, и из-за которого матч вошел в историю как “Дерби Икурринья”.

Идейным вдохновителем этой акции стал полузащитник c пышным именем Хосе Антонио Де ла Хос Уранга, более известный под именем Хосеан, который даже не должен был выходить в тот день на поле, поскольку практически не получал игрового времени в “Реал Сосьедад”, и уж точно не фигурировал в плане тренера Ирулеги на такую важную с точки зрения престижа игру. За весь сезон 1976/77 Уранга сыграл за всего в трех матчах за “бело-голубых”. Полузащитник, тем не менее, ничуть не страдал от избытка свободного времени, поскольку являлся ярым баскским националистом и всеми силами боролся за независимость Страны Басков от остальной Испании. Боролся так рьяно, что через семь лет после матча был приговорен к восьми годам лишения свободы за связь с террористической группировкой “ЭТА”, причастной к похищению бизнесмена с целью выкупа. Но в 1976-м таких радикальных целей никто перед собой не ставил.

Идея Уранги в наше время выглядит вполне невинной. Футболист хотел, чтобы команды перед началом матча вынесли на поле баскский флаг, икурринью. На самом деле, поступок этот был довольно крамольным, поскольку икурринью, как и другие символы, подрывающие по мнению генерала Франко государственность Испании, запретили еще после гражданской войны в конце 30-х. Диктатор умер год назад, но переговоры о легализации икурриньи продвигались слишком медленно, и формально флаг по-прежнему находился под запретом. Хосеан решил, что пора действовать, не дожидаясь официального разрешения.

Своим планом Уранга поделился только с капитаном “Сосьедада” Инаксио Кортабаррией, так что даже его родная сестра, которую футболист попросил сшить баскский флаг, не знала, для чего на самом деле он предназначен.

“Он сказал, чтобы я сшила икурринью, но никто не сказал мне, зачем. Я сделала флаг за одну ночь, работая на швейной машинке и занавесив окна, чтоб никто не мог заглянуть в комнату с улицы, и только через несколько дней услышала по радио, что произошло на той игре”.

В день дерби, который проходил на старом стадионе “Аточа” в Сан-Себастьяне, Уранга вышел из дома, спрятав флаг в свою сумку. Его машина была обыскана полицией по дороге на стадион, но, к счастью для футболиста, стражи порядка не догадались проверить содержимое его сумки. Согласно законам того времени человеку, у которого обнаруживали икурринью, грозило тюремное заключение. Именно поэтому террористы из “ЭТА”, демонстративно бросавшие вызов закону, сделали баскский флаг своим символом. Любой, кто носил красный, зеленый и белый цвета, рисковал быть заподозренным в связи с террористами.

Икурринья была успешно доставлена на стадион, где Уранга передал флаг своему капитану Кортабаррии, который отвечал за публичную демонстрацию баскского символа. Инаксио разыскал капитана “Атлетика” Хосе Анхеля Ирибара и спросил его, присоединятся ли футболисты из Бильбао к инициативе “бело-голубых”. Тот ответил, что должен сначала заручиться согласием его товарищей по команде. В интервью 2011-го года Ирибар вспоминал:

“Я сказал ему, что скоро вернусь с ответом. Моим условием было, что все мои игроки должны быть согласны с этим. Если бы кто-то в раздевалке сказал “нет”, мы не сделали бы этого. Но все согласились”.

Это согласие, между тем, вовсе не означало, что все игроки обеих команд разделяли идею о независимости Страны Басков. Как и в любой группе молодых людей, не связанных между собой политической идеологией, здесь были приверженцы разных настроений в испанском обществе. Не все были против единой Испании, также как и не все были настроены про-испански.

Например, Анхель Мария Вильяр из “Атлетика” станет впоследствии президентом Испанской футбольной федерации, а капитан “Сосьедада” Кортабаррия откажется выступать за сборную Испании, проведя два матча за сборную Страны Басков. Но, несмотря на все различия между собой, футболисты обеих команд согласились выйти на поле, демонстрируя переполненному стадиону икурринью. Целью большинства из них не была поддержка баскского национализма. Они просто хотели ускорить переговоры по легализации флага, который был разработан в качестве символа Страны Басков еще в 1894-м году. Они хотели вернуть людям икурринью.

Уже через несколько минут после того, как все игроки дали свое согласие, два капитана вывели свои команды на поле, держа баскский флаг. Стадион тут же притих, даже прежде, чем зрители увидели незаконную демонстрацию икурриньи, поскольку в то время в чемпионате Испании не было принято, чтобы обе команды выходили на поле вместе. Затем, когда капитаны вышли в центральный круг, подняв икурринью повыше, чтоб все могли ее видеть, болельщики пришли в волнение. Кто-то был смущен подобным демонстративным презрением к существующим законам, некоторые зашумели, выказывая свое одобрения, но большинство зрителей с тревогой ожидали, что будет дальше, с беспокойством поглядывая на многочисленных полицейских, стоящих по периметру поля.

Капитан “Атлетика” Ирибар и капитан “Сосьедада” Кортабаррия держат икурринью в центральном круге

Опасения болельщиков оказались напрасными. Представители закона стали, по сути, соучастниками преступления, никак не помешав публичной демонстрации запрещенного баскского флага. Футболисты, в свою очередь, не сомневались в успехе своего предприятия, уверенные в том, что их защитит спортивный статус, а также авторитет их клубов. Роберто Лопес Уфарте, один из лучших игроков в истории “Сосьедада”, которому на момент проведения матча едва исполнилось 18, говорил:

“Мы были спокойны. Казалось невероятным, чтобы они могли что-то сделать в ответ на акцию, в которой участвовали все футболисты двух уважаемых в стране клубов.”

Он был прав. Полиция ничего не сделала.

После того, как волнение на трибунах улеглось, Уранга, который даже не был включен в заявку на этот матч, но помогал капитанам выносить икурринью на поле (это его ноги в джинсах видны на самом верхнем фото), попытался вернуть флаг в раздевалку своей команды. Этого полицейские допустить уже не смогли, но они лишь конфисковали флаг во избежание возникновения провокаций. Урангу отпустили, а икурринья позже была возвращена в “Реал Сосьедад”.

Тем временем, на поле началась игра, в которой хозяева одержали историческую победу со счетом 5:0, но даже вратарь и капитан “Атлетика” Ирибар, который был вынужден пять раз вытаскивать мяч из сетки собственных ворот, признавался позже, что считает это дерби лучшим в своей карьере. Естественно, это было связано с икурриньей, а не с событиями самого матча.

Поскольку испанская пресса по-прежнему находилась в тисках жесткой цензуры, инцидент с флагом не стал центральной темой спортивных газет наутро после матча. “Mundo Deportivo” вскользь упомянула об этом, но “Marca”, “ABC”, “La Vanguardia” и “El Pais”, опубликовавшие отчеты об игре, ни словом не обмолвились об икурринье. Лишь несколько дней спустя эта история стала широко известна, и о ней заговорила вся страна. Только тогда сестра Уранги узнала, зачем она провела бессонную ночь, мастеря баскский флаг.

Страница газеты “Marca”, посвященная матчу

16 января 1977-го мэры нескольких баскских городов официально обратились за разрешением на публичную демонстрацию икурриньи, и после жарких споров в правительстве, их просьба была удовлетворена. 25-го числа того же месяца баскский флаг был поднят над ратушей Памплоны – впервые за 40 лет. А еще два года спустя за икурриньей официально закрепили статус официального флага Страны Басков, в котором она остается и по сей день.

История плохо сочетается с условным наклонением, но несложно себе представить, что легализация баскского флага не прошла бы так гладко, если бы игроки двух баскских клубов не вынесли на газон стадиона “Аточа” символ своей автономной области, сдвинув с мертвой точки зашедшие в тупик переговоры о статусе икурриньи, которые продолжались с самой смерти генерала Франко в ноябре 1975-го.

Хосеан Уранга и тот самый флаг в клубном музее “Реал Сосьедада”

“Дерби Иккуринья” стало одним из значимых событий в истории испанского футбола и по-прежнему остается самой известной игрой с участием двух баскских клубов, “Сосьедада” и “Атлетика”, которые бережно хранят память о том декабрьском дне в 1976-м, когда Страна Басков сделала первый шаг к возвращению своего символа на его законное место.