Божий футболист. Как Питер Ноулз сменил рок-н-ролльный «Вулверхэмптон» 60-х на Свидетелей Иеговы

История футболиста, который должен был стать вторым Джорджем Бестом, но ушел из футбола в религию в 23 года.

История Питера Ноулза довольно широко освещалась в Англии, да и сейчас время от времени репортеры возвращаются к удивительной биографии футболиста, который сменил футбол на религию, и, по его словам, ни разу не пожалел об этом.

В современном футбольном мире принято рассматривать игроков как индивидуалистов, мотивацию которых составляют личные достижения, материальные ценности в виде высоких зарплат и количество завоеванных трофеев. Поэтому случаи, когда футболист завершает свою карьеру в молодом возрасте по причинам, не связанным со здоровьем, вызывают, как минимум, недоумение. Так произошло, к примеру, с защитником «Шеффилд Уэнсдей» Жереми Эланом, который завершил карьеру в 24 года, чтобы посвятить себя исламу.

Но в случае с Питером Ноулзом, при всем уважении к Элану и “Шеффилду”, футбольная общественность Англии была шокирована куда сильнее. Если решение Жереми и удивило кого-то из относительно небольшого кокона болельщиков, поддерживающих клуб из Южного Йоркшира, то после объявления об уходе Ноулза осенью 1969-го вся нация, без преувеличения, была потрясена. Питер был заметной фигурой в английском футболе и считался одним из претендентов на попадание в сборную Англии, которой руководил Альф Рэмзи, сделавший свою команду чемпионами мира три года назад. Перед ЧМ-1970 в Мексике отличные шансы на попадание в состав сборной были у обоих Ноулзов, Питера из “Вулверхэмптона” и его брата Сирила из “Тоттенхэма”. Кроме того, в 1969-м тренер “Ливерпуля” Билл Шенкли почти сумел убедить руководство “Вулверхэмптона” расстаться с перспективным нападающим, что открывало перед Питером самые блестящие перспективы. Вместо этого, в сентябре, за три недели до своего 24-летия, Ноулз ушел из профессионального футбола.

Карьера

Питер Ноулз присоединился к “волкам”, подписав солидный шестилетний контракт, когда ему было всего 17. На его формирование и становление как футболиста сильно повлиял легендарный игрок и тренер “Вулверхэмптона” Стэн Каллис, трижды приводивший свою команду к чемпионскому титулу. Он взял молодого форварда под свою опеку и помогал ему до самого своего ухода из клуба в 1964-м. После двухлетнего пребывания в Чемпионшипе “волки” вернулись в элиту английского футбола под руководством тренера Ронни Аллена, при котором Ноулз начал быстро прогрессировать, став одним из самых многообещающих молодых талантов Англии. Умный, хорошо развитый физически, с отличной техникой Питер умел с легкостью просачиваться через оборонительные редуты противника, снискав себе любовь фанатов “Вулверхэмптона” и интерес тренеров лучших английских клубов.

Rock’n’Roll

Летом 1967-го Ноулз отправился в США, где сыграл в мини-сезоне, проводившимся американской ассоциацией соккера, в котором участвовали франшизы команд, приехавших из Европы и Южной Америки. “Вулверхэмптон” превратился в “Лос-Анджелес Вулвз” и стал чемпионом турнира. Все это происходило в рамках программы ФИФА, целью которой была популяризация футбола в Северной Америке. Питер еще вернется в Штаты через два года, чтобы сыграть за “Канзас Сити Спурс”, и это поездка изменит его жизнь навсегда.

Между двумя этими визитами в Америку карьера Ноулза неуклонно ползла вверх, несмотря даже на серьезную травму, полученную им в сезоне-1967/68. из-за которой футболист не выходил на поле два месяца. Питер был вызван в сборную Англии U-23, за которую провел четыре матча и забил один гол, а также успел помочь своему клубу избежать вылета во второй дивизион, забив 12 голов в английской премьер-лиге. Сезон получился для “Вулверхэмптона” крайне неудачным, команда финишировала 17-й и одержала победу лишь в трех из двадцати последних игр чемпионата, а из Кубка Англии ее выбил скромный “Халл Сити” из второго дивизиона. Ронни Аллен ушел с поста тренера “волков”, будучи смененным Билли Макгарри, при котором команда начала понемногу выправляться.

“Вулверхэмптон” 60-х годов, несмотря на не самые впечатляющие результаты, по-прежнему оставался одним из самых “рок-н-ролльных” клубов Англии, наряду с “Челси”. Футболисты нередко вели себя как самые настоящие рок-звезды, вращаясь в светских кругах, внимательно следя за модой, общаясь со знаменитостями и щеголяя шикарными автомобилями. У Ноулза, например, был спортивный “MG Miget”, украшенный сбоку именем и автографом футболиста. Игроки “волков” жаждали публичного внимания, с удовольствием участвуя во множестве мероприятий, никак не связанных с футболом, и ведя довольно разгульный образ жизни.

Футболисты “Вулверхэмптона”

В 1968-м Питер сыграл шумную свадьбу. Девушки в мини-юбках, танцы на капотах машин, приглашенные звезды – праздник стал настоящей квинтэссенцией рок-н-ролльного образа жизни фуболиста. Питер и Джейн встречались всего несколько месяцев, но решили не тянуть с женитьбой, устроив грандиозную вечеринку для родственников, друзей и одноклубников Ноулза.

До судьбоносного решения, которое должно было полностью изменить жизнь новоиспеченных мужа и жены, оставалось меньше года.

Питер и Джейн в день свадьбы

Религия

Летом 1969-го Ноулз во второй раз в своей карьере отправился в США, где присоединился к “Канзас Сити Спурс”, за которых забил 5 голов в 8 матчах. Однажды в его дверь постучали. Питер открыл дверь и оказался лицом к лицу с двумя вежливыми людьми, которые представились Свидетелями Иеговы.

Эта неожиданная встреча стала поворотной в судьбе Ноулза. Его взгляды на жизнь подверглись серьезному анализу, он задавал себе вопросы, о которых раньше не задумывался, но у двух вежливых людей, сидевших напротив Питера в гостиничном номере, ответы были наготове. Футболист впервые попытался посмотреть на себя со стороны, и увиденное ему не понравилось. Возможно, если бы Билл Шенкли успел подписать его в “Ливерпуль”, а Альф Рэмзи вызвал бы его в турне сборной по Америке тем же летом, желание продолжать блестящую футбольную карьеру перевесило бы любые аргументы неожиданных визитеров. Но Ноулз по-прежнему оставался футболистом “Вулверхэптона”, который только пытался найти свою игру, а сборная была все еще недосягаемой.

“В то время я был атеистом. Я не верил в Бога и был счастлив, играя за “волков”. Не хочу хвастаться, но мне это нравилось и я был хорош. Но когда в Канзасе два Свиделеля Иеговы постучали в мою дверь, я спросил их: “Почему мой отец и две сестры, совершившие в свое время неправильные поступки, умерли?” И они вошли, и ответили на мой вопрос. А потом они ответили на еще один, на который у меня не было ответа. Так я стал Свидетелем Иеговы. Если бы я их не встретил, я бы продолжил играть в футбол. Я бы мог сказать этим двоим: “Послушайте, уйдите отсюда. Я не согласен с вами и с тем, что вы говорите”. Но я выслушал их и подумал: “Да, они говорят правильные вещи.”

Человек, который вернулся в Англию, чтобы приступить с “Вулверхэмптоном” предсезонную подготовку, был абсолютно другим. Он не хотел переезжать в Ливерпуль, но не хотел также и оставаться с “волками”, однако причины для этого сильно отличались от тех, что останавливали его раньше.

Клуб неплохо начал сезон 1969/70, одержав победу в четырех первых матчах, а Ноулз забил в них три мяча. Несмотря на это, он все чаще говорил одноклубникам, что хочет уйти из футбола, открыто заявляя, что его убеждения сменились, и прежний образ жизни ему больше не подходит. Но никто не вопринимал Питера всерьез. Да и как можно было поверить в то, что талантливый нападающий, которого в прессе называли вторым Джорджем Бестом, согласится уйти из спорта в 23 года!

Ноулза преследует фанатка. Сентябрь 1969-го

Субботняя домашняя игра “волков” против “Ноттингем Форрест” стала последней в карьере Питера Ноулза. На календаре было 6-е сентября, матч завершился боевой ничьей со счетом 3:3, а сразу после его окончания нападающий “Вулверхэмптона” объявил о своем решении уйти из футбола.

Это заявление стало новостью номер один в спортивной прессе Англии в тот уикенд. Болельщики “волков” осаждали домашний стадион команды и дом Питера, скандируя “Вернись!”. Газеты наперебой предлагали различные версии произошедшего, не веря, что решение об уходе форвард принял сам и нет никаких внешних причин, побудивших его сделать это. Журналисты на полном серьезе обсуждали наркотики, неизлечимую болезнь жены Ноулза, заболевание самого футболиста, конфликт с тренером, драку между Питером и двумя другими нападающими команды, Дуганом и Манро. Самым популярным стало предположение о временном помрачении рассудка. Предлагалось даже отправить нападающего на принудительное обследование и последующее лечение.

Питер Ноулз перед началом последней игры в своей карьере

Никто не сомневался, что форвард еще одумается. Тренер “волков” Билл Макгарри распорядился приготовить для Ноулза комплект тренировочной формы на понедельник, не сомневаясь, что футболист прибудет на тренировку команды как ни в чем не бывало. Но Питер не пришел.

“Все – тренер, игроки, моя семья, болельщики “Вулверхэмптона” – все они говорили: “Он вернется через полгода”. Моя семья не могла смириться с этим. Мама была очень расстроенна, и даже зла. Мой брат Сирил, который играл тогда в “Тоттенхэме”, говорил, что я вернусь через шесть месяцев. Клуб не хотел меня отпускать, я по-прежнему числился футболистом “волков” – и они посылали мне контракт каждый год на протяжении 12 лет, но я не подписывал его. Я принял лучшее решение в своей жизни.”

Но в ноябре 1969-го Ноулз чуть было не сломался. Макгарри попросил его о встрече с местными детьми, которым проводили мастер-классы футболисты “Вулверхэмптона”. Питер не смог отказаться, и провел на футбольном поле около двух часов, вдохновенно рассказывая ребятам о тонкостях игры, показывая финты и приемы, а потом принял участие в мини-игре в составе одной из школьных команд. После этой встречи Ноулза зазвал в свой кабинет тренер “волков”, который вкрадчиво предложил Питеру остаться на тренировку взрослой команды – футболисты, мол, соскучились по товарищу. Ноулз почувствовал, что искушение вернуться в стан “волков” слишком велико и поспешил уйти, сообщив Макгарри по телефону, что его решение окончательно и пересмотру не подлежит.

Ноулз в ноябре 1969-го

“Вулверхэмптон” завершил сезон-1969/70 на 13-м месте. В первой половине семидесятых команда дважды финишировала четвертой, дошла до полуфинала Кубка Англии, финала Кубка УЕФА и выиграла Кубок Лиги. Болельшики “волков” не переставали себя спрашивать, что было бы, если бы Питер Ноулз, самый талантливый игрок того поколения, продолжил бы играть? Очевидно, тем же вопросом задавалось и руководство клуба, поскольку Ноулз числился футболистом “Вулверхэмптона” еще 12 лет, до 1982-го, когда тренер Грэхэм Хоукинс решил, что пора прекратить питать несбыточные надежды. Питеру только что исполнилось 36.

После завершения футбольной карьеры Ноулз работал молочником, мойщиком окон и кладовшиком в магазине одежды. Он неоднократно заявлял, что ни разу не жалел о своем уходе из футбола, и просил, чтобы о нем поскорее забыли, поскольку хочет посвятить свою жизнь религии, которая не терпит праздной шумихи.

Но история Питера Ноулза постоянно привлекала к себе внимание. В 1991-м фолк-музыкант Билли Брэгг написал о нем песню “Божий футболист”, а через десять лет лидер “Оазиса” Ноэль Галлахер поддержал бывшего нападающего, сказав: “Игра потеряла великолепного игрока, но он нашел душевный покой. Надеюсь, что твоя жизнь полна счастья, Питер. Этот человек мог бы научить многому идиотов, играющих сегодня в футбол.”

В 2009-м Питер Ноулз подал в суд на журналиста Стива Гордоса, написавшего о нем книгу, аргументируя свои действия тем, что не приемлет, когда кто-то вмешивается в его личную жизнь. Впрочем, стороны уладили дело полюбовно.

Питер Ноулз – мойщик окон

Ноулз до сих пор живет в Вулверхэмптоне со своей женой Джейн, которая целиком и полностью поддержала решение мужа уйти из футбола. Они до сих пор, вооружившись брошюрами и безграничным терпением, стучат в двери домов местных жителей, чтобы попытаться разделить с ними свои убеждения.

“Библия говорит, что все люди созданы равными. Но когда я надел футбольную форму, я стал отличаться от других. Люди начали мной восхищаться, они идолизировали меня и относились ко мне не так, как к обычному человеку. Я спрашивал себя, нравится ли мне это, но не мог найти верный ответ. А когда я стал Свидетелем Иеговы, все разрешилось само собой. Многие спрашивали: “Почему ты не мог совмещать одно с другим?” Я всегда отвечал, что это невозможно. Мне нужно было отказаться от чего-то одного в пользу другого.

И я сделал правильный выбор.”