Как испанские ВВС, удача и матч плей-офф спасли мадридский «Атлетико» после Гражданской войны

Малоизвестные страницы истории “индейцев”.

Футбольные стадионы всегда кажутся противоестественными сооружениями во время войны, негласно протестуя против ее жестокой способности превращать нечто, предназначенное для развлечения и радости, в чудовищные памятники смерти и разрушений. Все дело в том, что месторасположение, вместительность, мгновенная адаптивность и относительная прочность спортивных арен быстро превращают их в ценное военное имущество во время всевозможных конфликтов. Стадионы становились безмолвными свидетелями и невольными участниками фашистских зверств в СССР, бесчинств чилийских военных Пиночета и изощренных пыток от современных фанатиков из ИГ.

***

К концу Гражданской войны в Испании стадион «Реал Овьедо», «Буэнависта», как и почти весь город, был превращен в руины. Солдаты остервенело рыли траншеи, безжалостно уничтожая изумрудный газон, а продолжительные бомбардировки уничтожали трибуны, гарантируя, что это место еще долго будет не в состоянии принять футбольный матч.

После свержения республиканского правительства, новые лидеры Испании пытались навести порядок в истощенной войной и активной помощью братьев-коммунистов стране. Одним из главных пунктов их плана было возрождение футбольного чемпионата страны – Ла Лиги. Правительство понимало: футбол – это единственное, что может объединить нацию в тяжелое время послевоенной разрухи. «Реал Овьедо», неспособный принять участие в соревновании из-за огромного ущерба, нанесенного его стадиону, а также из-за потерь, которые понесли состав команды и ее тренерский штаб, попросил у организаторов чемпионата год отсрочки. Испанская федерация футбола, тогда гораздо более лояльная к проблемам маленьких клубов, чем в наше время, позволила астурийцам отсрочить их участие в турнире, после чего на освободившееся место стали претендовать целых две команды.

Одной из них был «Атлетик Клуб» из Мадрида, который теперь назывался «Атлетик Авиасьон» из-за слияния с Национальными Воздушными Силами. В последнем чемпионате Испании, до того, как соревнование было приостановлено из-за войны, «Атлетико» финишировал 11-м из 12 команд. Поскольку две команды, занявшие 11-е и 12-е места, выбывали из турнира, руководство мадридского клуба утверждало, что «индейцы» могут заменить выбывшую из соревнования по техническим причинам команду. Подобные утверждения выглядели вполне логичными, но история команды, занявшей в 1936 году последнее место, позволяла той также оспаривать вожделенное место в высшем испанском дивизионе. Дело в том, что «Осасуне», в качестве награды за действия провинции Наварры и ее столицы Памплоны во время Гражданской войны, лично генералом Франко было обещано место в Ла Лиге после окончания боевых действий. Генералиссимус, которому памплонцы действительно помогли одержать победу, не был человеком, с которым стоило спорить относительно молодой федерации испанского футбола.

В итоге, футбольные чиновники оказались в сложнейшей ситуации. С одной стороны, «Атлетик Ависьон» пользовался мощной поддержкой проармейских сил в правительстве и мог рассчитывать на благосклонность националистических сил, базировавшихся в Мадриде. С другой, новый режим не мог легко отказываться от собственных обещаний, чтобы не подорвать доверие к себе со стороны простого народа и провинциальных объединений. Режим должен был восстановить контроль над северными областями, в которых страсти продолжали бурлить даже после окончания активных военных действий.

Но, как учит нас Соломон, ничто не ново под Луной. Федерация футбола Испании приняла поистине соломоново решение – провести матч плей-офф между «Осасуной» и «Атлетико», причем на нейтральном поле, «Месталье». Победитель должен был отправиться в Ла Лигу, проигравший – в Сегунду. Но это решение, помимо определения участников высшего испанского эшелона в 1939 году, стало определяющим моментов в рождении настоящей футбольной династии, которая завоевала миллионы сердец поклонников великой игры на протяжении многих десятилетий.

***

К моменту окончания Гражданской войны футбольный клуб «Атлетик» из Мадрида (буква «о» к его названию добавится несколько позже) оказался в непростой ситуации. Команда потеряла собственных сосьос (фактических владельцев клуба), членов тренерского штаба и футболистов (погибших или покинувших страну в ходе конфликта), у нее были долги на миллионы песет, а стадион «Эль Стадио Метрополитано», находившийся в районе, ставшем главной линией фронта в ходе борьбы за Мадрид, мало отличался от стадиона «Овьедо». «Атлетико» был на грани расформирования, и спасти его могло только чудо.

В 1937-м, на авиабазе в Саламанке, было принято решение о создании футбольного клуба «Авиасьон Насьональ». Три высокопоставленных чиновника ВВС решили, что для поднятия престижа военно-воздушных сил им необходима своя футбольная команда. Они нанимали бывших профессиональных игроков, принимали талантливых футболистов из собственных рядов – и те играли в товарищеских благотворительных матчах, часто побеждая. Военные действия перемещались с юга на север, и вместе с ними перемещался «Авиасьон Насьональ», пока не достиг Сарагосы, где команду приняли в чемпионат Аргагона. Клуб смог выиграть региональный титул и квалифицировался в Кубок Генералиссимуса (межвременное название Кубка Короля), где дошел до четвертьфинала и проиграл будущим обладателям трофея, «Севилье». Команда мечтала остаться в испанском футболе и после окончания Гражданской войны, а ее руководство уже видело свой клуб на первых строчках турнирной таблицы испанского чемпионата. Но начинать с самых низов, прокладывая себе путь через сложную систему региональных чемпионатов, амбициозное детище ВВС не желало. Самым простым способом быстро подняться на вершину местной футбольной иерархии было объединение «Авиасьон Насьональ» с другим клубом.

Вскоре команда обосновалась в Мадриде, где попыталась контактировать с местными клубами, предлагая ресурсы, которыми обладала регулярная армия, взамен на объединение. Для столичных команд появление «Авиасьона» представляло собой настоящую головоломку. С одной стороны, это был новый, непрофессиональный футбольный клуб, с армейской дисциплиной и сомнительными футбольными достоинствами. С другой, команда была довольно богатой и влиятельной, по меркам военизированной страны, а влияние руководства клуба на правительство Испании могло серьезно поколебать позиции мадридских клубов.

Первым, к кому обратился «Авиасьон Насьональ», был «Реал Мадрид», который тогда назывался «Мадридский фубольный клуб», отказавшись от приставки «Королевский» после становления Республики. «Сливочные», впрочем, наотрез отказались от предлагаемых условий, которые включали в себя присутствие представителей ВВС на ассамблеях клуба и изменение названия и эмблемы команды. Отказ «Реала» оставлял для представителей «Авиасьона» всего два варианта: «Насьонал Мадрид» и «Атлетик Мадрид», два клуба, которые отчаянно нуждались в помощи. В итоге, глава «Атлетика» убедил армейских чиновников, что сотрудничество с его командой принесет ВВС невиданные дивиденды – хотя переговоры и шли через подставные лица, поскольку «Атлетик» точно также, как и «Реал», не слишком хотел менять название и герб клуба, но, в отличие от Королевского клуба, у «индейцев» не было других вариантов.

Согласно условиям подписанного договора, клуб стал называться «Атлетик Авиасьон» (превратившись в «Атлетико Авиасьон» в 1940-м, после того как генерал Франко запретил англицизмы), включил крылья в свою эмблему и принял в состав совета директоров новых членов. Красно-белая форма новоиспеченных «авиаторов» осталась неизменной. Из плюсов слияния двух клубов следует отметить возможность пользоваться военным транспортом, что было завидным преимуществом в Испании в те годы, а также возможность подписать любого талантливого игрока, который служил в испанской армии. В конце 1939-го «Насьональ Мадрид» обанкротился, что еще раз подтвердило ключевую роль «Авиасьона» в спасении их соперников из столичного «Атлетика».

После завершения слияния «Атлетико» ждал матч плей-офф, который должен был решить, какая команда будет играть в Ла Лиге в наступающем сезоне. Под руководством легендарного вратаря Рикардо Заморы, только что вернувшегося из Франции, клуб «Атлетик Авиасьон» отправился в Валенсию 26-го ноября 1939 года, в надежде урегулировать вопрос об их праве на участие в испанском чемпионате.

«Осасуна» с самого начала матча контролировала ход игры и уже на 20-й минуте забила гол в ворота Вергары. Энрике вернул надежду болельщикам «Атлетико», сравняв счет за десять минут до конца первого тайма. На 54-й минуте Васкес вывел «авиаторов» вперед, а за четверть часа до окончания матча Энрике оформил дубль, гарантировав своей команде место в Ла Лиге и отправив памплонцев в Сегунду.

Перед началом матча “Атлетик Авиасьон” – “Осасуна”

Сложно себе представить, как сложилась бы история «индейцев» без слияния с «Авиасьон Насьональ» и победы в том матче плей-офф. Команда Заморы с легендарным капитаном Германом Гомесом выиграла Ла Лигу в сезонах 1939/40 и 1940/41, став главным соперником мадридского «Реала», который, в свою очередь, был вынужден основательно перестроиться в 50-х, после очередных двух чемпионств «Атлетико» подряд. В 1947-м официальное сотрудничество «Атлетико» с ВВС подошло к концу. Клуб сменил название и эмблему, после чего одержал немало побед на испанской и международной арене, никогда не стесняясь, впрочем, своих связей с испанскими военно-воздушными силами – ведь без них команда почти наверняка прекратила бы свое существования.

Эти связи не единожды приводили к обвинениям в адрес «Атлетико», который, как и мадридский «Реал», подозревался в особом отношении к нему высшего руководства страны, в частности, генерала Франко. По мнению обвинителей (по странному совпадению, базирующихся в непосредственной близости от крупнейшего города Каталонии), Франко был настолько беспринципен, что поддерживал и «Реал», и «Атлетико», несомненно, чтобы навредить всем остальным (читай: каталонским) клубам Испании.

В действительности, история показала, что Франко мало интересовался футболом и не поддерживал какой-либо отдельный клуб – за исключением тех случаев, когда какое-либо спортивное событие могло помочь его политическим целям. Генералиссимус был чистейшей воды оппортунистом, у которого не было никаких сомнений в отношении использования и злоупотребления любых доступных ему инструментов для сохранения собственной власти и продвижения своей извращенной политики. Он легко мог бы отправить «Атлетик Авиасьон» в Ла Лигу без всяких матчей плей-офф, или построить новый стадион «Реала» за счет Мадрида – но ему было все равно.

***

Нити истории настолько тонки и перепутаны между собой, что мы слишком часто можем наблюдать, как переход к одной сущности автоматически отменяет существование другой. Легко рассуждать, оглядываясь во тьму прошедших десятилетий, что было бы, если бы? Если бы «малыши Басби» и «Иль Гран Торино» не погибли в авиакатастрофах, Марадоне не засчитали бы «руку Бога», а Роналду остался бы в «Реале»? Что бы случилось с «Атлетико», если бы стадион «Реал Овьедо» не был разрушен, «Авиасьон» объединился бы с «Насьонал Мадрид», а Осасуна выиграла в плей-офф?

Предположения, тем не менее, не отменяют реальности. Гражданская война в Испании чуть было не уничтожила «Атлетик де Мадрид», но гремучая смесь из удачливости, хитрости и умения договариваться спасли клуб на радость многих поколений футбольных болельщиков – также как через 45 лет та же смесь подарила «Атлетико» титул чемпиона мира.