Айнтрахт Франкфурт: команда, которая проиграла в лучшем клубном матче ХХ века

Лучшим его назвал сэр Алекс Фергюсон, который говорил, что именно эта игра вдохновила его на все свершения в карьере.

Возможно, это была одна из самых известных игр в клубном футболе. Скорее всего, одна из самых посещаемых. Вполне возможно, одна из лучших. Финал Кубка Европейских чемпионов 1960, который прошёл на “Хэмпден Парк” в Глазго, когда грозный Реал Мадрид завоевал пятый подряд Кубок под руководством нового тренера Мигеля Муньоса. Бывший полузащитник “сливочных” возглавил клуб 13 апреля, всего за месяц до финала. Он проведёт у руля мадридцев 14 долгих лет, завоевав 9 чемпионских титулов, два Кубка Короля, два Кубка Европейских чемпионов и Межконтинентальный Кубок.

Это была игра, в которой два великих форварда соревновались за право называться лучшими в Европе – и играли при этом в одной команде. Альфредо Ди Стефано сделал хет-трик, но “Галопирующий майор”, Ференц Пушкаш, – покер. Это была игра, о которой впоследствии слагались легенды. Это была игра, на которой официально присутствовал 127,621 человек, но с годами всё больше и больше людей говорило: “Да… я был там тогда!” – и уже казалось, что на стадионе была полумиллионная толпа. Каждый хотел бы своими глазами увидеть момент, когда Реал в пятый раз подряд получил звание лучшего клуба Европы, навеки связав главный турнир Старого света со своим именем.

Но сегодня я расскажу о другой команде. Она вышла на поле сражаться с испанскими королями континента на равных, к удивлению многих, дойдя до финала Кубка Европейских чемпионов в сезоне 1959/60. Это был немецкий клуб Айнтрахт из Франкфурта, и его история какое-то время угрожала стать самой маловероятной историей успеха на европейской арене, ломающей все сложившиеся стереотипы о раскладе сил в табели о рангах футбольной Европы.

***

Франкфурт – это самый большой город немецкой земли Гессен, отлично известный как один из главных транспортных узлов Центральной Европы, а также как финансовый и образовательный центр Германии. Город также может похвастаться футбольным клубом под названием Айнтрахт, хотя Die Adler (“Орлы”) едва ли являются одной из главных команд в немецком футболе. Лучшим периодом в их летописи является семилетка с 1974 по 1981, когда Айнтрахт трижды выиграл Кубок Германии, а также стал обладателем Кубка УЕФА, но это, скорее, исключение из правил в их долгой истории, насчитывающей уже, без малого, 120 лет. Однако, на стыке 50-х и 60-х годов к команде мог прийти успех, который с лёгкостью затмил бы все остальные её достижения. Этой сказке, в которую попал скромный немецкий клуб, не хватило лишь хэппи-энда. 18 мая 1960 цепь триумфов и неожиданностей столкнула Айнтрахт с мадридским Реалом. История, как “орлы” смогли дойти до финала главного европейского турнира, но остались в памяти лишь как “команда, которая проиграла”, заслуживает того, чтобы быть рассказанной, поскольку о Кубке Европейских чемпионов 1959/60 сейчас вспоминают лишь поклонники мадридского Реала. Болельщикам Айнтрахта и просто любителям неожиданных поворотов в футбольных перипетиях определённо должен понравиться рассказ о провинциальной немецкой команде, которая достигла вершины и попыталась сбросить с неё испанского Голиафа.

До начала 30-х годов ХХ века Айнтрахт играл в региональной лиге с переменным успехом. Но в 1930 и 1931 “орлы” выходили в четвертьфинал национального плей-офф, а в 1932 дошли до финала, где проиграли Баварии со счётом 2:0. В 1933, под эгидой Третьего Рейха, немецкий футбол был реорганизован, а Айнтрахт снова канул в пучину региональных лиг. Нацисты поделили Германию на 16 дивизионов, некоторые из которых делились на подгруппы. Франкфуртский Айнтрахт, несмотря на то, что географически должен был относиться к Гаулига Гессен, был помещён в другую, относительно более слабую лигу, Гаулига Судвест, которую и выиграл в 1938 году.

После войны франкфуртцы выступали в региональном чемпионате Оберлига Суд. Несмотря на то, что в послевоенные годы особенными успехами “орлы” похвастаться не могли, свою лигу они всё же выиграли дважды, в 1953 и 1959. До этого момента ничего особенного, правда? Но именно последний титул стал прелюдией к невиданной ранее возможности выступить на самом высоком уровне, участвуя в главном клубном турнире Европы.

Сезон 1958/59 для Айнтрахта начался (и, кстати, закончился) ничем не примечательной игрой против местных соперников Киккерс Оффенбах, базировавшихся всего в 60 километрах от Франкфурта. Вернувшись домой после ничьей 1:1, игроки “орлов”, без сомнения, не могли себе и представить, куда заведёт их длинный сезон. На ранний гол венгерского форварда Иштвана Штани хозяева ответили забитым пенальти перед перерывом. Результат не задал тон сезону, но команда Пола Освальда смогла стать чемпионом, расположившись в итоговой таблице всего в двух очках от ближайших преследователей, которыми, как несложно догадаться, оказались Киккерс.

Пол Освальд был довольно интересной и противоречивой фигурой, что отразилось как на его характере, так и на тренерской карьере, которую он начал рекордно рано – в 23 года, и первой его командой стали как раз “орлы”. Бывший учитель спорта (мы бы сейчас сказали “учитель физкультуры”), он старался прививать своим командам дисциплину и собранность на поле, но оставался довольно спорной для болельщиков кандидатурой на пост наставника “орлов”, несмотря на то, что именно он выиграл с Айнтрахтом Гаулигу в 1938 году. Однако, 20 лет спустя, в 1958 Освальд пришёл во франкфуртский клуб уже в третий раз, а до этого 12 сезонов тренировал… Верно, непримиримых врагов Айнтрахта, Киккерс Оффенбах. Неудивительно, что фанаты обеих команд при одном лишь упоминании имени тренера переходили от любви к ненависти и обратно, но флегматичного Освальда всё это мало трогало.

Первое и второе место в региональной лиге давали Айнтрахту и Киккерс право участвовать в квалификационнном раунде чемпионата Германии. Две группы из четырёх команд выявляли победителей, которые встречались между собой в финале. “Орлы” попали в группу с клубами Пирмазенс, Вердером и Кёльном и прошли через группу как раскалённый нож через масло, выиграв все шесть матчей, забивая по четыре мяча за игру в среднем.

Айнтрахт вышел в финал, который должен был состояться в Берлине 28 июня 1958 года. Угадаете, кто стал соперником франкфуртцев? Несмотря на то, что наставником Киккерс Офенбах (да-да, местные противники встретились на самом высоком уровне!) был югослав Богдан Кувай, СМИ и болельщики окрестили эту игру “дерби Освальда”, поскольку матч проходил между двумя командами, воспитанными на одинаковой философии и игравшие в одинаковый футбол. Более 75 тысяч болельщиков собрались на стадионе в Берлине, чтобы посмотреть игру, которая принесла Айнтрахту чемпионство и позволила начать его европейское приключение.

Игра развивалась самым драматическим образом. Франкфурт первым касанием мяча перевёл его направо, и, после двух передач, снаряд попал к Штани, который спокойно ударил с правой ноги. Мяч пролетел мимо испуганного Циммермана и Айнтрахт повёл в счете через 10 секунд после стартового свистка. После такого начала франкфуртцы, уверенность в собственных силах которых уже была на высоком уровне после шести побед подряд в групповом этапе, немного расслабились – и тут же были наказаны. Игрок Оффенбаха Прейзендорфер выдал длиннейший кросс на 50 метров со своей половины поля и сделал отличную передачу на нападающего Берти Крауса, который на противоходе нанёс удар в правый угол ворот – без шансов для вратаря. Преимущество Айнтрахта продержалось всего восемь минут.

Но всё вернулось на круги своя, когда Франкфурт отправился подавать угловой справа. После навеса и удара по воротам мяч попал в штангу, а вратарь Оффенбаха Циммерман снова растерялся, опоздав среагировать на отскок снаряда, который попал в ноги Экхарду Фейгенспану. Нападающий, забивший в этом сезоне уже 30 голов, прошёл голкипера и игрока обороны Киккерс, влетев в сетку ворот вместе с мячом. Это был первый гол “Экко” в игре, но от него ждали большего, и он не разочаровал своих поклонников.

Меньше, чем через 10 минут Оффенбах вновь сравнял счёт, когда Прейзендорф, получивший мяч после длинной передачи Циммермана, после ряда индивидуальных действий и ошибок обороны Айнтрахта сумел переправить круглого в ворота. После этого гола обе команды перешли к игре от обороны, и до перерыва счёт больше не менялся.

Во втором тайме “орлы” снова начали играть более активно, и Экко постоянно угрожал воротам Киккерс, особенно после многочисленных навесов. У Оффенбаха также было несколько опасных моментов, но время неумолимо шло вперёд, а счёт на табло не менялся. Матч завершился с ничейным результатом, и, согласно регламенту, команды получили 30 минут дополнительного времени. Айнтрахту, впрочем, понадобилось всего две. Дитер Штинка получил мяч в штрафной, попытался пройти между двумя защитниками, но был сбит. Рефери свистнул фол и указал на точку, хоть игроки Киккерс и пытались протестовать. Пенальти взялся пробить Фейгенспан. Едва ли это был один из лучших ударов в карьере игрока, но ужасная игра Циммермана в третий раз в этом финале помогла Айнтрахту выйти вперёд. Вратарь угадал с направлением полёта мяча, который даже коснулся его руки, но секундной задержки с прыжком хватило, чтобы снаряд оказался в сетке ворот. Первая пятнадцатиминутка дополнительного времени завершилась со счётом 3:2. После небольшого перерыва Оффенбаху ничего не оставалось, как идти вперёд большими силами, в надежде спасти матч, однако, при такой игре всегда есть опасность получить неожиданную контратаку от соперника. Это и произошло, когда всего через три минуты Штани забил четвёртый гол Франкфурта в этой встрече. Венгр возвращался к середине поля прогулочным шагом, подбрасывая и ловя мяч, но футболисты Киккерс не были намерены легко сдаваться, так что один из них выхватил снаряд из рук нападающего франкфуртцев и побежал с ним к центру поля, чтоб поскорее возобновить игру.

Возможно, Оффенбах ещё мог отыграться в этом напряжённейшем поединке. Всего через две минуты навес в штрафную нашёл никем не опекаемого Зигфрида Гаста, который аккуратно перебросил голкипера Айнтрахта Лоя. 4:3 – и играть оставалось целых десять минут. Вполне достаточно, чтобы забить ещё один мяч. Гол, в итоге, действительно был забит, но в другие ворота. Футболисты Киккерс насели на штрафную франкфуртцев, когда Кресс неожиданно перехватил мяч и бросился в прорыв по левому флангу, где отсутствовал игрок обороны Оффенбаха, ждавший навесов в штрафной соперника. На подходах к шртафной вингер отдал передачу Штинке, к которому тут же бросился многострадальный Циммерман. Дитер хладнокровно переправил мяч совершенно свободному Экко, который издевательски приблизился к пустым воротам, прежде чем забить свой третий гол в этом матче. Айнтрахт в первый  – и, на данный момент, в последний – раз стал чемпионом Германии.

Этот триумф не только сделал команду лидером национального первенства, но и открыл ей дорогу в европейский футбол. Никто не смог бы этого предсказать, но “орлам” было суждено взлететь настолько высоко, как не поднимался ещё ни один немецкий клуб, чтобы поспорить за звание лучшего клуба Европы с четырёхкратным обладателем этого звания.

***

Ещё до того, как Айнтрахт попал в основную сетку турнира, по тогдашним правилам ему предстояло пройти через горнило предварительного раунда, откуда, по итогам двухматчевых противостояний, команды попадали в первый раунд Кубка чемпионов. В соперники немцам достался чемпион Финляндии КуПС (Куопион Паллосеура). Никто бы не удивился, если бы уже на этом этапе оборвалась еврокубковая дорога новичков из Франкфурта, особенно, учитывая малоприятное путешествие в Финляндию в зимний период, но, как это иногда бывает, в игру вмешались совсем нефутбольные причины. Финский клуб испытывал серьёзные проблемы с полем, которое, ввиду климатических условий, было почти невозможно подготовить к игре. Естественно, в те годы об искусственном обогреве газона и тепловой обработке грунта снизу, как и о других современных способах ухода за полями, можно было только мечтать. КуПС пытался перенести домашнюю игру на нейтральное поле, затем договаривался о переносе матча в Германию, но УЕФА тянул с решением, в результате чего финский клуб покинул соревнование, якобы из-за финансовых проблем, а Айнтрахт сразу попал в первый раунд.

В то время Кубок Европейских чемпионов всё ещё не был признан футбольными ассоциациями всех стран, входящих в УЕФА. Изначальную жеребьёвку проходило всего 26 команд (27-й был Реал Мадрид, победитель прошлогоднего турнира, проходивший в первый раунд напрямую), размещённых в двух корзинах по географическому признаку, причём в первой корзине оказывались, например, чемпионы Северной Ирландии, Финляндии и обеих Германий (ГДР и ФРГ), а во второй Болгарии, Турции и Греции. По две команды из каждой корзины также выходили в первый раунд напрямую (это решал жребий), а остальные играли в предварительном раунде. Такая система позволяла увидеть в числе 16 команд, выходивших в первый раунд, таких заведомых андердогов, как Красную Звезду из Братиславы, Женесс из Люксембурга или БК 1909 из Дании, как это было в сезоне 1959/60.

Айнтрахту достался в соперники клуб Янг Бойз из Берна, Швейцария, который, в отличие от немцев, успел зарекомендовать себя на европейской арене как сильный и неуступчивый противник, а в предыдущем розыгрыше Кубка чемпионов дошёл до полуфинала, где уступил французскому Реймсу. Кроме того, швейцарцы трижды подряд стали чемпионами своей страны, поэтому подходили к домашнему матчу против новичков из Франкфурта в ранге заведомых фаворитов. Игра состоялась 4 ноября 1959 года, и, не слишком завлечённые именем соперников своей команды на афише зрители заполнили домашний стадион Янг Бойз лишь на три четверти. Возможно, люди из оставшейся четверти были рады, что остались дома.

Хозяева пропустили уже на четвёртой минуте встречи, когда Штейн протащил мяч через полполя, не встречая особого сопротивления, и чуть было не вошёл с ним в штрафную, когда опомнившиеся защитники рубанули его сзади по ногам. Штрафной исполнил Ханс Вайльбахер, который пробил по дуге, обогнувшей наскоро выстроенную стенку и вывел Айнтрахт вперёд. Швейцарцы бросились отыгрываться, создавая опасный момент один за другим. Наконец, через двадцать минут, дальний удар Юджина Майера застал врасплох голкипера франкфуртцев Эгона Лоя. Счёт сравнялся и оставался таким до 70-й минуты, когда комбинационная игра немцев завершилась точным ударом Штайна с 20 метров. А ещё через пять минут испанский рефери углядел руку у Вилли Штефена в штрафной Янг Бойз, пенальти реализовал Баумлер. Логичным завершением игры стал гол Эриха Майера, сделавший окончательный счёт игры разгромным: 4:1. Айнтрахт забил три мяча за 10 минут и, практически, обеспечил себе выход в четвертьфинал Кубка.

Ответная игра в Гессене была особенным событием для франкфуртского клуба. Помимо того, что усилия футболистов в гостевом матче не обещали особых сложностей с прохождением в следующую стадию турнира, в этот вечер впервые использовались только что установленные прожекторы на Вальдштадион. Но 35 тысяч зрителей, несмотря на яркое освещение, блестящей игры так и не увидели.

С преимуществом в три мяча, Айнтрахт играл спокойно, и даже чуть лениво, поэтому, когда Баумлер всё же забил впритирку с левой штангой, после выверенной передачи Линднера, игра совсем успокоилась. Гол Шнайдера на 90-й минуте навряд ли послужил утешением для швейцарцев, которые довольствовались в том году лишь четвёртым подряд чемпионством в своей стране. Франкфурт, в первый же свой сезон в еврокубках, попал в число восьми сильнейших команд континента. Это было похоже на сон, но сон этот не заканчивался.

В четвертьфинале футбольная судьба снова оказалась благосклонна к Айнтрахту, поскольку в соперники им достался, мягко говоря, не самый сильный Винер Шпорт-клуб, Австрия. Матч первого круга проходил во Франкфурте и начался для хозяев не лучшим образом: шёл сильный дождь, поле превратилось в огромный бассейн с полужидкой грязью, а один из лучших игроков немцев, Пфафф, вскоре после начала матча получил травму и не смог продолжить игру. Тем не менее, Эрих Майер, игравший на левом фланге, никак не хотел сдаваться на милость природы, раз за разом угрожая воротам вратаря австрийцев Богдана. Именно после его передачи Линднер забил на 17-й минуте встречи, а уже после перерыва футболист гостей Скерлан сравнял счёт. Ещё через десять минут великолепный сольный проход Майера увенчался голом, который стал последним в этой игре. Айнтрахт получил небольшое и очень скользкое, но всё же преимущество перед ответным матчем.

За три дня до ответного матча франкфуртцы сыграли эпическую игру против своих извечных соперников Киккерс, которая завершилась со счётом 5:5, и несколько истощила их силы перед поездкой в Австрию. Айнтрахт вышел на поле “Пратерштадион” зная, что даже победа с минимальным счётом выведет их противников в полуфинал, так что следовало играть максимально осторожно. Как по заказу, во время первого тайма вновь начался сильный дождь. Австрийцы начали атаковать с первых же минут, но лишь через полчаса сумели открыть счёт, и сделал это Эрик Хоф, один из лучших австрийских футболистов двадцатого века. Теперь Франкфурту во что бы то ни стало требовалось отыграться, пока окрылённые успехом футболисты Винера не забили ещё. Обычно, в таких ситуациях игру брали на себя Эрих Майер или Эрвин Штайн. Айнтрахт не переставал атаковать, и за тридцать минут до окончания встречи сумел сравнять счёт, благодаря индивидуальным действиям Штайна. В оставшееся время немцы уверенно контролировали игру, создав ещё несколько опасных моментов у ворот австрийцев, но счёт на табло остался неизменным. Франкфурт вышел в полуфинал Кубка, попав в число четырёх самых лучших команд Европы, став первым немецким клубом в истории, прошедшим так далеко в соревновании.

Поезд с футболистами на франкфуртском вокзале встречали сотни поклонников, но флегматичный Пол Освальд вряд ли обращал внимание на пышную встречу и хвалебные славословия. Мысленно он уже погрузился в анализ предстоящих соперников по полуфиналу – и брал в расчёт сразу две команды, поскольку Глазго Рейнджерс и роттердамская Спарта сыграли вничью по результатам двух матчей, и через две недели должна была состояться третья, решающая игра.

Тренер Скот Саймон как раз находился в процессе создания одной из сильнейших команд Рейнджерс в истории, которая начала доминировать в шотландском футболе в начале 60-х. Чемпионы Шотландии знали, что финал Кубка Европейских чемпионов 1959/60 пройдёт в Глазго, что давало им дополнительную мотивацию. По дороге в полуфинал шотландцы одолели Андерлехт и Црвену Звезду из Белграда, далеко не самые слабые команды в Европе. Таким образом, никто не удивился, когда в третьей четвертьфинальной игре Рейнджерс, пусть и не без труда, одержали верх над голландцами. Саймон был очень обрадован тем, что в соперники его команде достался новичок из Франкфурта – ведь вторую пару полуфиналистов составили Реал и Барселона, забившие к тому времени уже 52 гола на двоих – сумасшедшее по тем временам количество мячей за такое небольшое количество игр. Как оказалось впоследствии, радость тренера шотландцев оказалась преждевременной, а его самоуверенность и вовсе оказала Саймону плохую службу. Когда шотландцы прилетели в Германию, журналисты спросили их тренера, что он думает о сопернике.

Айнтрахт? Кто они?

Вскоре Скоту предстояло это выяснить.

Шотландцы были тридцатикратными чемпионами своей страны, а Франкфурт завоевал свой чемпионский титул лишь однажды. Ходили слухи, что футболисты Рейнджерс делали ставки, с какой голевой разницей они победят немцев в двухматчевом противостоянии, а тактические занятия перед игрой сводились к шуткам и смеху. Правда, результат обеих игр вовсе не развеселил шотландских болельщиков.

***

Матч первого круга состоялся 13 апреля 1960. Игра началась довольно сдержанно, хоть Айнтрахт и упустил отличный шанс выйти вперёд, не забив пенальти. Немцы невозмутимо продолжали атаковать и их усилия были вознаграждены на 27-й минуте, когда Штинка вывел свою команду вперёд. Как это часто бывало с франкфуртцами, они тут же расслабились, пропустили контратаку шотландев и были вынуждены фолить в собственной штрафной. Пенальти реализовал Калдоу, и к перерыву счёт на табло оставался равным. Всего через шесть минут после начала второго тайма Пфафф пробил голкипера Рейнджерс Джорджа Нивена, который пытался остановить мяч ногами, и Айнтрахт повёл в счёте. Даже при счёте 2:1 в гостях шотландцы не выглядели обеспокоенными – сказалась общая расслабленность и шапкозакидательский настрой их тренера. Всего через четыре минуты тот же Пфафф забил свой второй гол со штрафного, вызвав ликование 72 тысяч болельщиков на стадионе. Рейнджерс опомнились и попытались устроить навал на ворота немцев, непрерывно атакуя в течении минут десяти, но Айнтрахт хладнокровно оборонялся, не давая противнику даже приблизиться к собственной штрафной. А когда до конца игры оставалось не больше четверти часа, Франкфурт большими силами пошёл вперёд, заработав штрафной. Вайльбахер навесил в штрафную и Линднер выпрыгнул выше всех, вколотив мяч в сетку ворот. Нивену оставалось только проводить снаряд глазами. По иронии судьбы, это был очень британский гол, но именно после него шотландцы поняли, что, судя по всему, до финала им добраться не суждено, и совершенно бросили играть. Айнтрахт воспринял это, как приглашение к активным действиям, и уже через одиннадцать минут Линднер стал автором дубля, проскользнув мимо линии защитников на грани офсайда и аккуратно пробив в считанных сантиметрах от ноги Нивена. Счёт 5:1 уже был достаточно ужасным для Рейнджерс, но Франкфурт уже было не остановить. За четыре минуты до завершения встречи Штайн, после филигранного ухода от двух защитников и ложного замаха смог обыграть голкипера шотландцев и отправил мяч в пустые ворота.

Многие ожидали такого финального счёта. Но никто не думал, что он будет в пользу еврокубкового новичка из Германии Айнтрахта. 6:1 – и поездка в Шотландию обещала быть простой формальностью.

Несмотря на уничтоживший какую бы то ни было интригу в полуфинальном противостоянии счёт, 5 мая стадион Рейнджерс, “Айброкс”, был переполнен. Болельщики отчаянно ждали чуда, веря, что их любимая команда сможет забить “всего” 5 безответных мячей, поставив на место этих немецких выскочек из Франкфурта. Стоит забить ранний гол, и кто знает, что может случиться. Забегая вперёд, отмечу, что надежды эти были безосновательными.

Ранний гол действительно был забит в этой игре, но, к огромному разочарованию семидесятитысячной толпы, забил его всё тот же Линднер на шестой минуте. Ответный мяч от Макмиллана всего две минуты спустя ничего уже не решал. К тому времени, как форвард забил свой второй гол через 10 минут после перерыва, Айнтрахт вёл в счёте 3:2, благодаря мячам Пфаффа и Кресса. Дубль Майера на 58 и 71 минутах окончательно деморализовал шотландцев и над Иброксом повисла траурная тишина.  Один из болельщиков, присутствовавших на той игре, вспоминал позже:

Это было нереальное, какое-то потустороннее молчание, когда 70 тысяч человек в безмолвии смотрят, как никому неизвестные футболисты второй раз подряд уничтожают их любимую команду. Это были одни из самых страшных минут моей жизни.

Даже на гол Уилсона за четверть часа до окончания встречи болельщики ответили вялыми аплодисментами, которые очень быстро заглохли, разбившись о всю ту же непроницаемую стену тишины, в которой особенно громко были слышны удары по мячу, редкие указания тренеров, да свистки арбитра. Гол Пфаффа на 88 минуте поставил точку в этой игре, и игроки Рейнджерс вместе со всеми болельщиками встали, аплодируя никому до того неизвестной команде из Франкфурта, обыгравшей грозных шотландцев с общим счётом 12:4.

Этот результат стал шоком для Британии, сродни поражению сборной Англии от Могучих Мадьяров семью годами раньше. Германия, напротив, восторженно встречала победителей, которые в первый же год участия в самом престижном турнире Европы дошли до его финала. Компания Adidas подготовила рекламные плакаты с фотографией Айнтрахта, выстроившегося перед матчем с Рейнджерс, в бутсах её производства. Впоследствии, такая реклама станет традиционной.

Франкфурту вскоре предстояло вернуться в Шотландию, где, в финале Кубка Европейских чемпионов, их ждал поединок с мадридским Реалом, который монополизировал обладание этим трофеем с момента его появления в 1956. Были ли у немцев шансы победить “сливочных”, с их невероятной линией атаки, наводившей трепет на всю Европу? Скорее всего, нет, хоть многие и сравнивали такие прогнозы с настроениями перед игрой с Глазго Ренджерс. Впрочем, как известно, молния не ударяет в одно место дважды.

В Германии люди были настроены оптимистично. Некоторые напоминали, что “орлы” провели весь турнир без единого поражения, в то время как Реал проиграл в первом круге четвертьфинала Ницце 3:2 (правда, во втором круге выиграл 4:0). Возможно, и у Айнтрахта был шанс. Кресс и Майер отличались высокой скоростью на своих флангах, Пфафф мог обыграть любую оборону, Линднер всегда забивал в важных матчах, а центрфорвард Штайн уже смог поразить ворота соперников 29 раз в 30 матчах. Однако, главным вопросом оставался, сумеет ли оборона франкфуртцев во главе с вратарём Лоем сдержать суперзвёзд Реала Хенто, Пушкаша и Ди Стефано.

***

18 мая 1960 года, тёплый, но ветренный вечер на стадионе “Хэмпден Парк” в Глазго. Известная всей футбольной Европе команда в белом выстраивается в линию рядом с мало кому известной командой в красном.

В стане “сливочных” царили уверенность в собственных силах и спокойствие. Перед игрой Ференц Пушкаш говорил:

Каждый футболист в нашей команде является игроком атаки и у нас есть качество, которому завидуют многие английские команды. Мы всегда можем вытащить ещё одну карту из рукава, когда игра складывается не в нашу пользу. Многие думали, что мы устали и не выстоим в гостевом полуфиналале против Барселоны, но мой гол в начале матча помог команде продержаться. Наша политика – забивать как можно раньше в каждой игре.

На стадионе присутствовал 127,671 человек, среди которых был и очень молодой Алекс Фергюсон, а по телевидению игру смотрели ещё 70 миллионов. Возможно, из-за излишней самоуверенности, Реал в начале первого тайма выглядел довольно вяло. Понимая, что быстрый гол даст им большое преимущество, Айнтрахт, наоборот, начали игру с удара Майера по воротам Домингеса, но мяч, к счастью для мадридцев, попал в штангу. Франкфурт закусил удила и начал давить. Удар Кресса пришёлся прямо во вратаря, а затем Домингесу пришлось постараться, чтобы спасти свои ворота после удара Пфаффа. Прессинг немцев дал свои плоды на 18-й минуте матча, когда Айнтрахт провёл образцовую атаку. Кресс выиграл воздух и отдал передачу на Линднера, который сделал длинный пас на противоположный фланг, Штайну, двигавшемуся вперёд в невысоком темпе. Из-за спины форварда к воротам выскочил всё тот же Кресс, получил мяч и неотразимо пробил мимо вратаря. Франкфурт абсолютно заслуженно вышел вперёд.

Но этот момент оказался для немцев лучшим на во всей игре. Спящий гигант проснулся, потревоженный укусом какой-то букашки. Почти сразу Пушкаш головой скинул мяч Хенто, но удар Пако лишь чиркнул по штанге и мяч ушёл за пределы поля. Это было лишь предупреждение. Канарио вошёл в штрафную и нашёл Ди Стефано передачей на дальнюю штангу. Аргентинец не промахнулся. Преимущество Айнтрахта длилось всего 9 минут. Мадридский Реал взял нити игры в свои руки, и больше не выпускал их до самого конца матча.

Всего через 100 секунд после пропущенного мяча, Лой с трудом отбил мяч Канарио, который бил внешней стороной стопы. Ди Стефано оказался первым у отскочившего от рук вратаря снаряда – а дальше можно не рассказывать. Форварду Реала понадобилось меньше трёх минут, чтобы отыграться и вывести свою команду вперёд. Да, атака Франкфурта была прекрасна, но его защита была просто неспособна справиться с замысловатыми узорами, которые вычерчивали на газоне стадиона в Глазго великолепные нападающие мадридцев. Айнтрахт забивал, но пропускал гораздо больше.

Перед окончанием первого тайма, Дель Соль хитро перебросил мяч через защитника немцев, преграждающего ему путь в штрафную. Другой игрок Айнтрахта, Айгенбродт, попытался сделать вынос, но запутался в собственных ногах. Ференц Пушкаш легко овладел мячом и мощным ударом чуть не порвал сетку ворот в ближнем от Лоя углу. На перерыв команды ушли со счётом 3:1 в пользу Реала, но игра только набирала обороты.

Трудно себе представить, какие слова должен был подобрать Пол Освальд, чтобы вдохновить свою команду перед вторым таймом. Их славный путь в Кубке чемпионов, казалось, подходил к концу. Они одержали множество побед там, где все думали, что они проиграют, но в финале Айнтрахт оказался бессильным перед грозным соперником, как и все остальные европейские клубы на протяжении пяти последних лет.

Мадридский Реал не нуждался в дополнительной помощи, но через 10 минут после возобновления игры, Лутц прервал рывок Хенто в штрафной Айнтрахта. К удивлению многих, шотландский рефери Джек Моуэтт посчитал этот контакт достаточным для назначения пенальти. Пушкаш не промахнулся. Спустя ещё пять минут Дель Соль отправил Хенто в прорыв по левому флангу, а Пако отличной передачей нашёл венгерского форварда Реала в штрафной франкфуртцев. Счёт стал 5:1. Мадридцы продолжали давить. Навес Хенто на Ди Стефано завершился ударом по воротам, но Лой в героическом прыжке перевёл мяч на угловой. После очередного кросса Пако мяч оказался в ногах Ди Стефано, который, прострелив вдоль ворот, позволил Пушкашу оформить покер – до сих пор единственный в истории финалов Кубка чемпионов.

Айнтрахт попытался ответить на бесконечные атаки Реала, и длинный пас попал точно в ноги Штайну, который, после стеночки с Пфаффом, мощно ударил в дальний угол. Игра превратилась в подобие пинг-понга, потому что уже через минуту Ди Стефано, раздражённый двумя промахами, вколотил седьмой гол Реала в сетку ворот Лоя. Однако, последнее слово в матче всё же осталось за Айнтрахтом. Мяч от ноги Линднера полетел в сторону Штайна, но был перехвачен защитником “сливочных”, который, однако, замешкался, так что немецкий форвард всё же сумел отобрать снаряд и влетел вместе с ним в ворота. Оставшиеся 15 минут Реал, как сытый лев, не включал большие скорости, а Айнтрахт, вернувший себе некоторое самоуважение и изрядно подуставший, не форсировал события. Игра завершилась со счётом 7:3, навсегда войдя в историю, как самый результативный финал в истории Кубка чемпионов и став одной из лучших клубных игр в истории.

Было бы неверно утверждать, что Реал не доминировал в этом матче, контролируя ход игры. Тем не менее, Айнтрахт не сдался на милость победителя, стараясь отыгрываться и сохраняя боевой настрой на протяжении всего матча. Оценка игры главным тренером немцев Освальдом оказалась довольно точной.

Наша защита усложняла себе задачу, вместо того, чтобы играть просто и эффективно, из-за чего мы пропустили три мяча в первом тайме. Пенальти был назначен неправильно – Лутц чуть не упустил Хенто, но это был блок, а не фол. Но команда продолжала играть с гордо поднятой головой, не сдаваясь и атакуя до самого конца.

Пушкаш, каким бы это не показалось странным поклонникам некоторых современных команд, согласился с тренером соперников.

Да, такой пенальти никогда бы не назначили в Испании. Но что я должен был делать? Футбол – это моя работа, поэтому я просто забил гол.

***

Один из лучших (а по моему мнению – лучший) матчей в клубном футболе состоялся между командой, у которой было всё, и командой, у которой почти ничего не было. В героические пару лет Айнтрахт Франкфурт преодолел море препятствий, выиграв региональный и национальный титулы, чтобы затем поразить всю Европу, выйдя победителем из противостояний, в которых ему предрекались одни поражения, кульминацией которых стало тотальное уничтожение команды, доминировавшей в шотландском футболе на протяжении пяти лет. Последняя преграда, стоявшая на их пути к главному европейскому трофею, оказалась слишком крепкой для немецких футболистов. Но, несмотря на это, “команда, которая проиграла” достигла больших успехов, максимально приблизившись к вожделенному Кубку.

И, напоследок, пусть скажет Альфред Пфафф:

Это был отличный опыт. Три очень важных для команды игрока покинули нас перед началом сезона: Хорват, Экко и Штани. Если бы вы забрали трёх ключевых футболистов у Реала, было бы сложно сказать, кто вышел бы победителем. Мы вели в счёте 1:0, а большинство шотландцев на трибунах поддерживали именно нас. Реал забил два или три быстрых гола, которых можно было избежать – мы недостаточно хорошо защищались. Но, признайте, это была лучшая команда в мире, они были превосходны. Хотя, будь у нас Экко в атаке и Ивица Хорват в защите – кто знает, может быть мы сотворили бы сенсацию.